Кощуны Финиста Ясного Сокола России Белый Путь Восхождения Первый Урок Славяно-Арийская государственность

Материал из wiki.rusovei.ru
Перейти к: навигация, поиск


Неславянин у Славянина лишь в гостях,

гостя обогре и накорми,

разделив с ним кров и пищу

но не права на землю и гражданина честь.

Славянских пращуров завет.


Не продавайте вы землю свою за злато

и серебро, ибо проклятия вы на себя

призовёте и не будет вам прощния во

все дни без остатка. Защищайте вы землю

свою и победите вы оружием правым все

врагов Расы.

Саньтии Веды Перуна, Круг Первый (10.26).



Среда бездны неправды и заблуждений, которыми окутано на­следие Российского государственного устройства, самой коварной политической ложью является шельмование понятия Народно-Монархического Самодержавия и его подмена так называемой «демократией».

При самодержавии Мир (народ) сам себя держит, то есть са­моуправляется при помощи монарха. Если при усиленно навязыва­емой нам демократии признаком истины является ПРОЦЕНТНЫЙ ПЕРЕВЕС «ГОЛОСОВ», то в исконно-русском самодержавном праве это ЕДИНОЕ (стопроцентное) МНЕНИЕ МИРА или Копы[1]. В Слове Мудрости Волхва Велимудра сказано: «Во всех деяниях своих, великих и малых, во всех отношениях между Родичами своими или общинниками других Родов - Совесть и Правда наша Копная, должна быть мерилом всего».

Для Славян и Ариев мнение Мира было высшим духовно-нрав­ственным мерилом. Русские люди говорят: «Мирская слава силь­на», «Мир запоёт, так камень треснет», «С миром не поспоришь», «На мир и суда нет», «Мир один Бог судит», «Мир силен и несок­рушим», «Мир столбом стоит», «Мира не перетянешь, мир за себя постоит», «К миру приложился - головой заложился», «Где у мира руки, там моя голова», «Что мир порядил, то Бог рассудил», «Что миром положено, так тому и быть».

Раньше в Копу входило от 4 до 9 близлежащих сёл, сходатаи которых собирались в особом месте - «местечке», отсюда назва­ние главного села - местечко, мисто. Со временем местечко могло перерасти в город, который сохранял за собой Копное право, а жители звались мищанами (мещанами). Большинство городов Рос­сии выросло именно из Коп, кроме пограничных, которые сразу же строились как крепости. В старину численность Копы могла колебаться от 100 до 300 человек. Она собиралась в центе одно­го из сел общины, который назывался КОПовище, КОПище, КА­Пище, и занималась под открытым небом решением спорнык и других дел. Обычно это происходило в свещенной дубраве с ес­тественным или искусственно насыпанным холмом. Обязательно рядом должны быть родник, река, озеро или хотя бы пруд. Коповище было излюбленным местом, где справлялись народные праз­дники - Красная Горка, Масленица, Коляда, Купала и др.

Копа собирается для соВЕЩания, то есть на ВЕЧе (отсюда слова - вещий, вещать, извещать). Правом голосования - учас­тия в Копе - пользуются лишь домохозяева, имеющие постоян­ную оседлость. Это семейные старейшины, ГЛАВЫ РОДОВ. Их ещё называли «сходатаи», «судьи копные», «мужеве обчие», то есть общинные мужи. Братья, не имеющие отдельных хозяйств, сыно­вья и женщины права голоса не имеют и являются в собрание только по особому требованию Копы для свидетельских показа­ний. Присутствовали на Копе и Старцы, мнение которых спраши­вают в таких случаях, когда нужно вынести приговор на основа­нии давних решений Копы. Старцы не являются сходатаями, они не имеют права голоса на Копе, но их советы могут оказать ре­шающее значение.

Вече Копы является одновременно и учёбой, и опытом для изучения ПРАВА, свещенные положения которого без помощи пись­ма издревле сохранялись в памяти мужей-сходатаев, предаваясь из поколения в поколение; при этом Старцы строго следят за со­блюдением обычаев предков.

На Копе согласовывались все стороны трудовой жизни села: сроки начала и окончания полевой страды сенокос; починка дорог, чистка колодцев, строительство изгородей, наём пастухов и сто­рожей; взыскания за самовольные порубки, неявку на сход, нару­шение общинных запретов; семейные разделы и выделы; назначе­ние опекунов; ссоры между общинниками и некоторые внутрисе­мейные неурядицы; сборы денег на общие расходы селения; рас­кладка податей; приселение новых общинников; проведение выбо­ров; вопрос пользования лесом; строительство плотин; сдач в наём рыболовных угодий и общественных мельниц; согласие на отлучку и удаление из общины; пополнение общественных запа­сов на случай стихийных бедствий и неурожаев.

Копа могла находить и преследовать преступников, судить и наказывать их, присуждать вознаграждение за поимку. Если дело было уголовным, то Копа вела «распрос», устанавливала «лик» преступника (отсюда - «улика»). На Копе поощрялось прощение пострадавшим обидчика, а также искреннее всенародное раская­ние преступника. Обязательно учитывалось прощение смертельно раненого и его последняя воля. Судебные дела разбирались по совести, стараясь склонить спорящих к примирению.

Решения Копы всеми выполнялись добросовестно и с большим желанием, так что о каком-то «исполнительном комитете» Копы, «милиции»[2], а тем более «полиции» и речи быть не могло. Нару­шений обыччного права Копы, а также ее постановлений, никогда не наблюдалось, а если таковые и случались иногда, то это было чрезвычайным происшествием. Это объясняется тем, что при демократии человек, видя какое-либо нарушение государствен­ного закона, имеет право не принимать мер по борьбе с этим проступком и не несёт при этом никакой общественной или уго­ловной ответственности. Но при самодержавии каждый Славяно-­Арий, столкнувшись с какой-либо несправедлвостью, нарушени­ем обычая или Копного права, обязан приложить все свои силы для пресечения или устранения этого действия. Если он этого не делает, то считается соучастником преступления, свидетелем которого был, и несёт за это полную ответственность наравне с нарушителем.

Такое проявление самодержавия возможно только при полной гласности и отчизнолюбии народа. Поэтому на Копе обеспечива­ется независимость любых мнений при выступлениях сходатаев. Здесь каждый имеет возможность раскрыть свою душу. На Копе всё говорится начистоту, вопросы ставятся ребром: «режется правда-матка», и если кто-либо по малодушию или из расчёта пы­тается отделаться молчанием, его безжалостно выводят на чис­тую воду. Даже самые смирные мужики, которые в другое время не могут и заикнуться против кого-либо, на Копе, в минуты обще­го возбуждения, совершенно преображаются следуя пословице: «На миру и смерть красна» и набираются такой храбрости, что умуд­рялись перещеголять заведомо храбрых сходатаев. В такую пору Копа делается открытой взаимной исповедью, взаимным разобла­чением и покаянием, проявлением самой широкой гласности. В эти минуты, когда частные интересы каждого достигают высшей сте­пени напряжения, общественные интересы и справедлвость, в свою очередь, достигают высшей степени контроля.

Значение широкого самоуправления ранее усиливалось выбор­ными должностями десятского - по одному от 10 дворов и сотс­кого - от 100 дворов. Сотский, при содействии десятских, наблю­дал за чистотой в селениях, за чистотой воды в речках, за пожар­ной безопасностью, за порядком во время торгов, базаров, за про­дажей доброкачественных продуктов, за проведением торговли с надлежащими свидетельствами. Входящие в Копу сельские об­щины образовывали волость. На сходе Копы выбирались: волос­тной старшина (как правило, на 3 года), волостное правление и во­лостной суд.

Волостное правление вело книги для записывания решений схо­да, сделок и договоров, в том числе трудовых, заключенных селя­нами как между собой, так и с посторонними для волости лицами. Вся бумажная работа велась волостным писарем, который был важным лицом в Копе, но сельского схода побаивался, ибо всегда мог быть с позором изгнан. Да и волостного старшину селяне не больно боялись. Знали: коль скоро старшина начнет злоупотреб­лять доверием общества, его в следующий раз не выберут или убавят жалование.

Кроме руоводителей волости, по мере необходимости, выби­рали ходатаев по общественным делам - челобитчиков в стольный город. Такие ходатаи назывались «мироедами». Плохой смысл у этого слова появился позже, а вначале оно означало людей, жив­ших на мирской счёт во время поездок по общественным делам.

Согласно древнейшим русским обычаям для защиты своих зе­мель от внешнего врага и поддержания должного порядка внури страны из представителей самых влиятельных и крепких родов потомственных воинов, которые составлли Честь и Славу наше­го Отечества, выбирались Копой князья. Для содержания князя и его дружины, а также пограничных застав, для строителства по­граничных городов и оборонительных линий Копой выделялась де­сятина. Кроме того, селяне добровольно несли трудовую повин­ность по строительству особо важных или срочно необходимых военных объектов, а в военное время все воины-селяне поднима­лись на защиту Отечества. Только благодаря Копному праву Светослав Хоробре смог в считанные дни собрать 10 тысяч воору­жённых воинов с конями и кормом.

На Всеземском Соборе из достойнейших князей выбирался Монарх - глава всей страны, Великий Стольный Князь Всея Руси. От Монаха требовалось защищать народ от ворогов иноземных, соблюдать законы Все земского Собора и ни в коем случае не разрушать устои древних Ведических обычаев. Это полезно по­мнить всем русским националистам, которые всерьёз ратуют за возрождение древних обычаев русских городов и весей.

Наглядным примером уастия народа в государственном уст­ройстве при Народно-Монархическом Самодержавии может послу­жить «запись», разосланная от Московского Земского Собора во все российские города «для проведения по оной всякого чина и звания людей к присяге в верности избранному на всероссийский престол Государю Михаилу Фёдоровичу» (февраль, 1613 год). В этой присяге говорилось:

«...А где велит Государь быти на своей Государеве службе, и мне, будучи на его Государеве службе, ему Государю служити, и с недуги его с Крымскими и с Нагайскими и с Литовскими и с Немецкими людьми и с изменники битися за него Государя, не щадя головы своей до смерти, и в Крым и в Литву и в Немцы и в иныя ни в которыя Государства не отъехати, и с изменники его Государевы не ссылатись, и ни в чём ему Государю не изменити никоторыми делы и никоторою хитростью и к воровству ни к ко­торому не пристать.

Также мне во всём Государева Царёва и Великаго князя Ми­хаила Феодоровича всея Русии здоровья оберегати и ему Госуда­рю никоторого лиха не мыслити; а где уведаю ил услышу на Государя своего Царя и Великаго Князя Михаила Фёдоровича всея Русии в каких людях скоп или заговор или иной какой злой умысел, и мне за Государя своего Царя и Великаго Князя Михаила Федоровича всея Русии с теми людьми битись, и будет мочь сяжет, и мне их переимав привезти ко Государю; а будет за которыми мерами тех людей поимати не мочно, и мне про тот скоп и заговор сказати Государю или его Государевым боярам и ближ­ним людям.

Также мне, кто не станет Государю Царю и Велкому Князю Михаилу Федоровичу всея Русии служить и прямить, и мне с ними битися, что с неприятели своими, до смерти».

Ведические писания наших предков сообщают нам об обще­ственные законах. Они свидетельствуют о том, что только при Монархическом Самодержавии люди обретают высшую степень охраны своей безопасности, права и воли. Вне Монархического Самодержавия получается либо простое господство сильнейше­го (анархия), либо, как ныне якобы пытаются осуществить в Рос­сии, подчинение человека стихийным силам - мнению толпы (со­циальная демократия). Истинная же воля в нашей земной жизни проявлется в возможности самостоятельно направлять течение наших дел, делать то, что мы считаем нужным, и не делать того, чего мы желаем избежать, то есть не быть игрушкой стихий­ных сил в кругу общественно-политических отношений, но приспо­сабливать их к нашим человеческим потребностям. В наиболь­шей степени воля проявляется в государственном союзе, где на­род объединяет свои силы и направляет их для достижения сво­их целей - со всем могуществом, которое способно дать правиль­но устроенная и разумно действующая государственная власть. Обеспечить такую власть может только Монарх, ибо он является самым разумным из людей, так как владеет тремя своими тела­ми: Плотским (физическим), Навьим (астральным) и Клубьим (ментальным). Отсюда и происходит понятие «монарх»: на санск­рите «ман» - ум; «архат» - высший, божественный, просветлён­ный). Об этом свидетельствуют и знаки отличия Монарха - ски­петр (палица) и держава, являющаяся знаком Клубьего тела, который мистики называют флюидом (тонким телом мозга).

Создавая монархическое государство, Славяно-Арии подчиня­лись высшим силам в лице лучшего из народа и, подчиняясь тому, что они сами осознавали как необходимость, выходили из слепого подчинения обстоятельствам, приобретая независимость - первое условие воли.

Демократия приводит людей к подчинению стихийным силам и проявлению низменных наклонностей, ибо в каждом обществе худ­ших всегда большинство. С помощью голосования, являющегося основным правилом демократии, выбирается, мягко говоря, «не луший вариант». Поэтому всегда и демократия, и анархия приво­дят к развалу общества. В конце концов, монархия, как сила выс­шая и сознательная, обязательно берёт верх над силами низшими, безсознательными, даже если люди и не задаются такой целью. Вследствие естественного отбора все иные общественные устои неизбежно разрушаются.

Существуют только три основных вида верховной власти: мо­нархия, аристократия и демократия. Ничего, кроме них, нельзя найти и ныне. Но, подпадая под власть демонических влияний, наши современные политики стараются убедить народ в том, что в настоящее время политическое творчество европейских народов создаёт нечто особенное - невиданный и неслыханный и в то же время будто бы совершенный вид власти.

Влияние демонов на судьбу человечества очень велико. Слова «демон» (существо Тёмной Нави) и «демос» (народ, толпа) име­ют общий корень; отсюда и «демократия» - власть демонов, власть толпы. Пример тому - диктатура пролетариата и её последствия, а точнее, власть демонов, управляющих красным террором. Нам до сих пор внушают, что демократия - это власть народа, един­ственно разумная и справедливая власть. Но может ли человек с уровнем сознания доярки управлять государством? Или это по плечу только знатоку? А если знатоку, то много ли их среди на­рода? Если немного, то как можно брать за мерило истины мне­ние большинства? Но именно этим мерилом - мнением большинства при голосовании - пользуется демократия, давая таким способом возможность прийти к власти худшим. Это и есть суть демократии. Истинное ее лицо в том, что ТОЛПА НЕ ХОЧЕТ ЗНАТЬ ИСТИНУ, ОНА ЖАЖДЕТ МЕСТИ. Это главная цель демократии, ибо кровопролитие является основным источником силы, необходимой для существования демонов. Поэтому верую­щие люди говорят: «Демократия - в аду а на небесах - Цар­ство».

Если дать волю толпе, то она найдёт, кого обвинить в своем страдании. Но гнев толы выливается не на истинных виновников страданий - демонов, а на тех, кто сумел подняться выше обы­вательских понятий, то есть морали («мор» - смерть; «ал» - выс­ший), необходимой только для смердов, и на тех, кто сумел, бла­годаря развитому интелекту и нравственности (просветлённости, так как «ра» - свет), встать на путь духовного развития. Толпа не желает признать своё невежество и ненавидит тех, чей образ жизни ей непонятен, ибо недалёкий ум всегда враждебен тому, что выше его понимания.

Ведические писания поясняют эту закономерность[3]:

Так низким душам суждено
Высоких духом ненавидеть.
Стремленьем гибельным обидеть
Всё сердце их измождено.

Но неожиданным ответом
К ним возвращается назад
Бездумно пущенный по ветру
Песок и ранит им глаза.
И никуда им не укрыться,
Их зло всегда к ним путь найдёт.
И в море рыбой, в небе птицей
В урочный час к ним смерть придёт.
Но им не слиться со Вселенной,
Перерождаясь вновь и вновь.
В зверином облике презренном
Им сеять смерть и множить кровь.

Зная этот простой механизм, тёмные силы, используя демок­ратию, создают обывателей, необходимых демонам в качестве «дойных коров» - поставщиков гавваха, выделяемого при отрица­тельных чувствах: гневе, злобе, боли, ненависти, страхе, раздра­жении, истерике и тому подобных выбросах тёмной силы, служа­щей пищей существам Тёмноё Нави. Поэтому не страшен враг - он может только убить, не страшен друг - он может только пре­дать, а страшны обыватели. Это с их молчалвого согласия слу­чаются все предательства и преступления. Именно поэтому Иисус Христос сказал: «Знаю твои дела; ты ни холоден, ни горяч; о, если бы ты был холоден или горяч! Но как ты тёпл, а не горяч и не холоден, то извергну тебя из уст Моих»[4]. Если человек не стре­мится к здравомыслию и не следует своему выбору по совести, то в земной жизни он, как говорит русская пословица: «Ни Богу свечка, ни чёрту кочерга».

Человечество будет бедствовать до тех пор, пока им управля­ют демократы. Государство будет процветать только тогда, когда управлять им будет лучший среди народа, тот, который будет осу­ществлять наставления истинных учёных - духовных мудрецов, в совершенстве знающих законы Мироздания - Всевышний промы­сел, живущих в согласии со Всевышним и поэтому способных да­вать главе государства правильные советы. Только такое построе­ние управления позволит избежать ошибок, ведущих народ к ещё большим страданиям.

Современные демократы, думая лишь о собственной выгоде, затуманивают сознание народа, выводя крайне путаное учение о «современном государстве», его «совершенстве», «универсальнос­ти» и т.п. Скрывая от людей свои происки и свою истинную сущ­ность, они прячутся за красивым и привлекательным лозунгом «свободы» и пытаются переделать государственное устройство, чтобы очистить в неё место этой «свободе» в виде «контроля» правительства подданными. Эта идея отвергает всё, что сами демократы говорят о существе верховной власти. В самом деле, если контроль подданных не может заставить верховную власть изменить свои способы действия, то какой тогда смысл в провер­ке? Если же подданные смогут своим контролем заставить вер­ховную власть действовать иначе, то это означает, что верховная власть им подвластна. Значит, последнюю инстанцию составляют подданные, а не власть. Значит им, подданным, принадлежит на­стоящая верховная власть!

Эта логическая нелепость и лежит в основе «учения» демок­ратов. Что же касается проверки подданными верховной власти, то этого никогда не было и быть не может. Отдельный житель современного государства точно так же не может контролировать верховную власть, как российский подданный не мог этого делать в отношении своего Государя.

Вопрос в том, кто будет управлять народом: корыстные и про­дажные политики или самый умный и благодетельный из людей - истинный Монарх, Царь-батюшка?

Демократия, независимо от вида, будь то: буржуазная, социа­листическая, народная, национальная, всегда отличалась неверо­ятной жестокостью по отношению к своим гражданам. Если бы любой монарх, царь, король или князь позволили себе совершить тысячную долю тех зол, которые творятся от лица народа народ­ными правителями, они тотчас были бы сметены восстанием, а в памяти людской получили бы имена иродов и антихристов. Но беззакония творятся именем народной власти, и народы, заморо­ченные лживыми словами, поют осанну существующему прави­тельству.

Отчетливо понимая, что монархическое самодержавие делает народ богатым и благочестивым, а государство непобедимым, сторонники тёмных сил ставят перед собой задачу - поработить и уничтожить все народы и страны, где видом власти является монархия, разрушая места поклонения Прародителю, навязывая на­родам богоборческое мировоззрение. Не известно ни одного слу­чая наступления благоденствия народа в странах, где свергли монархию. Наоборот, эти страны расплачивались установлением тоталитарных диктатур, гражданскими войнами и геноцидом. При­мером тому - судьбы России, Югославии, Румынии, Албании, Бол­гарии, Ирана, Афганистана, Камбоджи, Эфиопии и Ирака после свержения монархии и перехода к иному государственному уст­ройству.

Свергая монархию, демоны создают условия для прихода дик­татуры паразитов - инопланетных пришельцев.

Диктатура, как и монархия, считается единоличной властью, но по своей сути - это тирания, ибо диктатор пользуется захва­ченной властью лишь для свой выгоды, в ущерб народу. Монарх же направляет власть на благо народа, не заботясь о своей лич­ной выгоде, стараясь лишь исполнить Закон Божий, который для всех существ благ.

Монархия, основанная на нравственном сознании государя и на добровольном подчинении граждан Законам Всевышнего, являет­ся жизненной необходимостью. Зная это, ни один Россиянин не спутает Народно-Монархическое Самодержавие - когда народ сам себя держит, руководствуясь Ведическим мировоззрением, то есть осмысленностью своего существования, ни с самовластием (вла­стью самодура-тирана), ни с диктатурой (властью группы людей). Когда же люди не желают жить по законам Прародителя, а стре­мятся удовлетворять лишь свои животные потребности, они тем самым предоставляют диктатору возможность произвола. Ибо диктатор, заботясь лишь о своей собственной выгоде, всячески потакает людским слабостям постоянной ложью, вводя народ в заблуждение, а значит обрекая его на страдания.

В законах Всевышнего отмечено, что люди всегда заслужива­ют своих правителей, ибо принудить народ к подчинению против его воли и сознания одно лицо не имеет силы. Единоличная власть возможна лишь при одобрении народом действий правителя, и если народ желает удовлетворять свои животные наклонности, свои низменные страсти, то он получает жесткую диктатуру самоду­ра (тирана); а ежели пожелает жить по Законам Прародителя, то он обретёт нравственную опеку Монарха.

Власть есть понятие не юридическое, а духовно-нравственное, так как нравственное право на власть даёт не закон - он может быть несовершенным; не народ - его можно обмануть; не та или иная сословная, национальная, партийная, элитарная группировка, неизбежно зависимая от родственный интересов; но духовно-нрав­ственный уровень властителя, соответствующий уровню Монарха. Иначе говоря, власть должна принадлежать тому, кто является наиболее полным выразителем Ведических основ Российского на­рода, тому кто созидает, а не разрушает мир, как твари, паразиты или смерды.

Целью власти является всемерное содействие воплощению этих основ в жизнь во всех проявлениях общественной и госуарственной деятелности.

Власть аристократии характеризуется подавлением народа своим богатством, умственным превосходством и политическими кознями.

Из всего вышеизложенного выясняется, что основной причи­ной, обусловливающей предпочтение того или иного вида верхов­ной власти, явлется НРАВСТВЕННОЕ СОСТОЯНИЕ НАРОДА.

Нравственная направленность может проявиться лишь при сли­янии народа (численной массы) в общее целое - нацию с устой­чивыми привычками, опытом предков, общим характером, с опре­делённым духом, мировоззрением и верованием.

Можно сделать вывод, что нация является первоисточником монархии. Именно поэтому твари и стараются привить людям идею безродного космополитизма. Средства массовой информа­ции, а вернее сказать, средства массовой дезинформации, (так как ныне почти все эти средства в руках у паразитов) усиленно внушают людям: «Нет национальности - есть новые русские», «нет Славян и Ариев - есть полукровки», «нет России - есть Едэкопространство», «нет Русских - есть демороссы» и т.д. В своём стремлении к захвату власти любой ценой демократы извращают объективные законы общества, вводят людей в заблуждение, ли­шают их национальной основы и нравственных устремлений, со­здавая мировоззрение народа лживыми постановлениями и обе­щаниями.

Любая власть требует сил. Вид верховной власти зависит от того, какого рода силе народ наиболее доверяет по своёму нрав­ственному состоянию:

  • демократия выражает доверие лишь силе количественной;
  • аристократия выражает доверие силе качественно высшей, допуская некоторую её разумность;
  • монархия выражает доверие силе духовной и нравственной.

Если в обществе не существует достаточно напряженного ве­рования, охватывающего все стороны жизни, то связующим зве­ном его явлется численная сила, которая усредняет людей до уровня обывателя, нацеленного на чувственное наслаждение. Это невежественное состояние нации, при котором люди находятся под влиянием силы неведения, порождает демократию и социализм.

Если духовные устои не сознаются всеми достаточно ясно, если общество захвачено идеей хозяйственного благополучия, но при этом не утрачена вера в существование разумности обществен­ных явлений, то проявляется власть аристократии - людей «луч­ших», наиболее способных отыскатъ эту разумность. Это состоя­ние нации, в котором люди находятся под влиянием силы страст­ной деятельности, выдвигает аристократию и создаёт капитализм, объединение столь же бездуховное, как и демократия.

Когда же в народе живёт цельный, всеобъемлющий духовно-нравственный образец, приводящий всех к добровольному подчи­нению не физической силой, а своим духовным устремлением, кото­рое способна дать лишь высоконравственная духовная личность - при этих условиях рождается Монархия. Это одухотворённое со­стояние нации, в котором люди находятся под влиянием силы чи­стоты и добродетели, обеспечивает осуществление всех светлых общественных начинаний. В лице Монарха народ подчиняет слу­жению Законам Всевышнего - олицетворению правды, как свою физическую силу большинства, то есть рабочих и крестьян - варны смердов и весей (начала демократии), так и опыт, влияние своих лучших людей, то есть руководителей, учёныы и свещеннослужителей - варны витязей и ведунов (начала аристократии).

Таким образом государство обретает полное совершенство и достигает всех целей культурного народа - жития в согласии с безпристрасными законами общества и всего Мироздания, то есть Веры, хозяйственного развития, чувственного наслаждения и освобождения от материальной зависимости. Люди при этом по­лучают всё необходимое для духовного совершенствования.

Приверженцы тёмных сил стараются внушить людям, что мо­нархия угнетает народ. На самом же деле при монархии народ ни от чего своего не отказывается, а лишь проникается сознанием, что верховная власть принадлежит не ему, а той Высшей Силе, которая указывает на истинные цели человеческой жизни. Так как всё создано Всевышним и всё принадлежит Ему, то народ не от чего отказываться, он просто признаёт власть Прародителя, веря, что в государственном отношении она вручена Монарху не народом, а Всевышней волей. При таком понимании власть Монарха не есть власть народная, не из народной власти истека­ет и не народную волю признана выражать. Но, с другой стороны, эта власть существует не для самой себя, как это может слу­читься при деспотии антихриста или при диктатуре, но для наро­да - для исполнения предназначения, указанного Свыше. Именно этой своей отвлечённостью от народной власти и народной воли и в то же время своей подчинённостью народным устоям и народ­ному духу, настоящая монархия приобретает необходимые каче­ства истинной верховной власти.

Власть совершенная есть та, которая находит содержание ис­ключительно в самой себе. Это возможно и для демократии, и для деспотии. Но монархия отличается от демократии и тирании тем, что образует своё содержание из нравственный устоев. Мо­нархия не создаёт нравственный образец, а сама им создаётся, не приспосабливает его к себе, а сама к нему приспосабливается. Поэтому Народно-Монархическое Самодержавие возможно лишь при осмыслении народом своего существования.

Славяне и Арии отчётлво осознают, что нравственные все­объемлющие устои, которыми освещаются все стороны жизни, способны дать народу лишь Ведическое мировоззрение. Только Ведение ставит высшую Божественную Личность превыше всего в природе, и таким образом в нашей человеческой жизни сохраня­ет высшее место для нравственного, духовного, личного начала. Только при свете Ведения человек, при всём своём подчинении условиям материальным и общественным, сохраняет сознание высшего значения своей личности, а посему переносит такое же понятие верховности на устои нравственные. Более того, Славяне и Арии понимают, что только ДЕЙСТВИТЕЛЬНАЯ связь с Ро­дом способна дать силы нравственным, духовным образцам и проявлениям.

Поэтому-то твари, прекрасно зная о благотворном влиянии Ве­дения (верования) на нравственность и одухотворённость людей, объявил его «опиумом дл народа».

В России светлый образец праведности и духовности всегда оли­цетворялся истинным Монархом, черпающим свои качества в Веди­ческом мировоззрении, издревле присущем Расе. Поэтому-то наше государство и называется Светая, Светлая Русь.

Российское государство издревле основывалось не на насилии, а на духовных началах русского народа, величие которых созна­тельно или безсознательно понималось многими малыми народа­ми. Такое духовное взаимопонимание связывало русский народ с его национальными младшими братьями в культурное единство. Все светлые и чистые помыслы побратимов были устремлены к дуовным ценностям Ведической культуы России, именно это духовно подчиняло их России и заставляло служить ей не за страх, а за совесть. Русский человек всегда добродушно уживался со всеми другими людьми, не ущемляя их национальной культуры. Если бы инородцы его не вынуждали, то он не брался бы за ору­жие и не добивался бы власти над ними. Русский народ, в отли­чие от всех существовавших империй: Римской, Византийской, Британской, Германской - не только не угнетал малые народы, входившие в состав России, но и предоставлял им значительную помощь и поддержку, создавая равные для всех общественные условия существования. Если в отношении перечисленных выше государств можно сказать, что в них центр и имперский народ жили за счёт грабежа и присвоения продуктов труда окраин и ко­лоний, постоянно богатея за их счёт, то в России многие окраины жили за счёт центра и щедрости Русского народа, имея равный доступ ко всем богатствам Российского государства и почти безплатно получая военную защиту от внешнего врага. Русские люди, видя в малых народах своих древних сородичей, оказывали им своё покровительство для того, чтобы они сохранили свои нацио­нальные корни и смогли бы вспомнить истинные ценности своих предков, а через это вернуься на путь Ведической культуры.

Маловероятно, что на географической карте существовали бы до сего дня такие государства, как Грузия, Армения, Азербайджан, Молдова, если бы Россия в своё время не спасла их от разгрома Османской империей. Или такие земли, выступающие сегодня в роли государства, как Эстония и Латвия, если бы русская нация не остановила немецкое движение, подчинявшее и уничтожавшее коренных жителей, как это было сделано Пруссами с полабскими Славянами Прибалтики.

Разница в подходе к государственному строительству России и государств будущей западной цивилизации видна на примере отно­шений Славян и Германцев. В IX веке Славяно-Арии жили в самом центре Европы от Киля до Магдебурга и Галле, за Эльбой, в Бо­гемском лесу, в Каринтии, Кроации и на Балканах. Германцы, по­степенно завоёвывая эти земли, спокойно вырезали высшие со­словия Славяно-Ариев и, обезглавив их таким образом, подверга­ли денационализации. Такое решение национального вопроса через разрушение и истребление родового ядра Германцы применял и к другим народам.

Присоединение же к России новых народов происходило, как правило, мирно и безкровно. Главным доводом здесь было не ору­жие и насилие, а осознание инородцами преимущества существо­вания в составе России как мощного обстоятельства государствен­ного порядка, помощи и защиты от внешних посягательств.

Выдающийся мыслитель и писатель XVII века Юрий Крижанич (1617-1683) в своей статье «Политика» писал:

«...Ни один народ под солнцем испокон веков не был так обижен и опозорен чужеземца­ми, как мы, Славяне... Значит, ни один народ не должен так осте­регаться общения с чужеземцами, как мы, Славяне...

Доказательств их враждебности к нам более чем достаточно. Ибо они уже почти везде нас обманули и все наши страны напол­нили и словно затопили. У Поляков живёт несметное множество чужеземцев: Цыгане, Шотландцы, Армяне, Евреи, Немцы, Татары, Итальянцы, - а на Руси Немцы и иные народы, и все сохра­няют свои обычаи, одежду и законы и - богаты могучи, чтимы (и выходят) в князья и короли. И напротив, я не знаю ни одного человека из нашего народа, который, живя среди чужеземцев и сохраняя свои обычаи и одежду достиг бы богатства и какой-либо почётной власти...

Русское царство ... принимает всякого желающего и даже уго­варивает многих Немцев окреститься, и тех людей, которые крес­тятся ради плотского блага, а не ради спасения, принимает в свой народ и сажает на высокие места. Одни вершат наши важнейшие дела, другие - заключают с иныти народами мирные договоры и торговые сделки и мало-помалу продают русское царское богат­ство своим соотечественникам. Если Русское царство когда-либо погибнет, то оно примет погибель от этих перекрестов или от их потомков. Или, наверно, они сами завладеют нашим царством на позор всему нашему роду. Они смешаются (с нами) по крови, но во веки вечные не соединятся (с нами) воедино в устремлениях.

Внуки, правнуки перекрестов всегда имеют иные помыслы, чем коренные уроженцы...

Памятуя о том, как много зла может быть причинено чуже­земцами нам, Славянам, лучше всего было бы не иметь с ними ни войны, ни мира и ничего о них не знать. Но это невозможно, ибо, пока мы живём на свете, мы должны жить с людьми. Поэто­му нам нужно решить, как бы мы могли жить с ними в мире и вести торговлю и, однако же, оберечься от обид, которые они нам обычно причиняют...

Чужеземцы приносят нам четыре блага: благочестие, товары многие, наставления в науках и разные политические соглашения или договоры: о союзах, о помощи, о браках, о посредничестве и тому подобное.

Однако надо знать, во-первых, что большая часть этого - не настоящее, а поддельное благо. Во-вторых, знать, что ничего из этих благодеяний они не делают даром, а хотят, чтобы с боль­шим избытком окупилось. В-третьих, (надо) знать, что и этого им не достаточно, но всегда, когда нам что-нибудь дарят или прода­ют, они стараются причинить нам какое-нибудь зло.

Под знаком благочестия добрые (чужеземцы) несут добрые наставления и учат добру, а блага нашего не ищут...

Под предлогом торговли чужеземцы доводят нас до крайнего убожества. У Поляков Немцы, Шотланцы, Армяне и Евреи завла­дели всем богатством, которое там есть. Они, (живя) в бездельи, питают свои утробы и наслаждаются всякой роскошью, а на долю жителей оставляют только земледельческий труд и войны, крики и споры на сеймах, судебные хлопоты.

А здесь, на Руси, не видно и не слышно ни о каком богатстве (кроме царской казны) и повсюду - бедность и пустая нищета. Всё богатство этого царства и все плоды этой земли чужеземные торговцы или воры увозят или поедают у нас на глазах.

Под видом сватовства, союзов, посредничества, помощи и вся­ких политических соглашений они стараются навязать нам ни что иное, как рабство и позор. Говорят нам льстивые слова, воздают шутовскую честь и глупую славу, желая сделать нас королями, дают горсть овса, чтобы с помощью этой приманки обуздать нас и сесть верхом. И так они правят нами, благодаря шутовству. Или делают вид, что хотят примирить нас друг с другом, но своим посредничеством сеют раздоры...

В тревожное время чужеземцы увозят от нас свои товары и деньги и тем самым порождают в стране дороговизну, а те, кто может, и сами уезжают; открывают наши тайны; легко изменяют, переходят к врагам и многими способами нас обижают...

И потому, так же как те птицы, которые более жадно засмат­риваются на поступки человека или охотника, легче бывают пой­маны, так и мы тоже, пока во все глаза глядим и дивимся чуже­земной красоте, бываем одурачены или сведены с ума, и они де­лают с нами всё, что хотят: сразу же надевают на нас узду, вска­кивают на спину и ездят на нас, как им угодно.

Поэтому нам было бы куда полезнее отвращать глаза от их красоты и затыкать уши, чтобы не слышать их речей, так же, как Улисс спасся от сирен. Ибо иначе мы никак не можем уйти от их злости и хитрости.

Итак, поскольку без общения с чужеземцами мы жить не мо­жем и от них много хорошего получаем и много больших зол тер­пим, нам следует вспомнить о той заповеди, в которой говорится: «Кто подлинное добро отличает, хорошо поступает». Так и мы должны отличать добро от зла: то есть брать от чужеземцев то добро (подлинное добро, а не поддельное), что они дают, и самим его добиваться, а зло должны всеми способами отвращать и от­метать».[5]

Ярко выразил суть деятельности таких «чужеземцев» Салтыков-Щедрин в своей «Сказочке о ретивом начальнике», который про­водил в интересах «российской пользы» идею «разнообразного вреда». Собрал ретивый начальник-паразит вездесущих русско­язычных просвещенцев-вырожденцев, ко «всему способных» во имя «отечественного обновления» и спрашивает их: «Скажите, мерзав­цы, в чём, по вашему мнению, настоящий оздоровительный вред состоит?». Досужие либералы-ябедники подумали немного и от­ветили единогласно: «Дотоле, по нашему мнению, настоящего вреда не получится, доколе наша программа вся, во всех частях выпол­нена не будет. А программа наша вот какова. Чтобы мы, мерзав­цы, говорили, а прочие чтобы молчали. Чтобы наши, мерзавцев, затеи и предложения принимались немедленно, а прочих желания чтобы оставались без рассмотрения. Чтобы нам, мерзавцам, жить было повадно, а прочим всем чтобы ни дна, ни покрышки не было. Чтобы нас, мерзавцев, содержали в холе и неженье, а прочих всех - в кандалах. Чтобы нами, мерзавцами, сделанный вред за пользу считался, а прочими всеми, если бы и польза была прине­сена, то таковая за вред бы считалась. Чтобы об нас, об мерзав­цах, никто слова сказать не смел, а мы, мерзавцы, о ком вздума­ем, что хотим, то и лаем. Вот коли всё это неукоснительно выполится, тогда и вред настоящий полуится...»




  1. Копа - Славяно-Арийское собрание сходатаев; более исчерпывающее значение этого понятия можно выявить из его единокоренных слов: скопом, совокупность, скопище, копна, копить, докопаться (до истины) и т.д. Обычай Копы долгое время сохраняли воины России - казаки. Ныне этот обычай частично проявлен в казачьем Круге, в который, к сожалению, проникли отголоски демократии, т.е. перевес большинства голосов вместо прихода к единому мнению всех сходатаев.
  2. Милиция - от «милития», греч. - вооружённое гражданское соедине­ние; полиция - от «полицей», нем. - особые органы надзора и принуждения, а также карательные войска внутреннего назначения, охраняющие существующий общественный строй путём прямого подавления своих противников.
  3. «Дхаммапада», IX. 125-128.
  4. Откр. 3.15, 16.
  5. Ю. Крижаниц «Политика». М, 1965.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты