Кощуны Финиста Ясного Сокола России Письменные памятники Славяно-Ариев

Материал из wiki.rusovei.ru
Перейти к: навигация, поиск



И сказал Велес:

Открой короб песен!

Размотай клубок!

Ибо кончилось время молчания

и пришло время слов!

Песни птицы Гамаюн


...Не страшно под пулями мёртвыми лечь,

Не горько остаться без крова,

И мы сохраним тебя, русская речь,

Великое русское слово.

Свободным и чистым тебя пронесём,

И внукам дадим, и от плена спасём

НАВЕКИ!

А.А. Ахматова



Наиболее древние памятники письменности, названной учёны­ми «славянской руницей», были обнаружены в 1961 году в по­сёлке Тертерия на земле современной Румынии и представлены тремя глиняными табличками, относящимися к V тыс. до н.э. При этом выяснилось, что табличи Шумера (считавшиеся наиболее древними) на целое тысячелетие младше тертерийских. Подоб­ные письмена были найдены и в селении Турдаши Винча в Юго­славии. На основании этих находок учёные сделали вывод, что «письменность Тертерии возникла не на пустом месте, а является составной частью распространённой в середине VI - начале V тыс. до н.э. письменной балканской культуры Винч»[1].

Вскоре югославский ученый Р.Пешич на основании археологи­ческих находок на правом берегу Дуная (около Железных ворот), датируемых VII-V тыс. до н.э., произвёл первое упорядочивание винчанского письма. Пешич рассматривал его с помощью Этрусско-Пеласгической азбуки и Славяно-Арийского способа про­чтения этой письменности, согласно которому старый Славяно­-Арийский язык своими корнями уходит в этрусскую почву.

Этой же точки зрения придерживались доктор философии Е.И. Классен, польский исследователь Фадей Воланский и др. В конце ХХ века серьёзный вклад в разработку предложенных ме­тодик внесли своими трудами В.И. Щербаков и Г.С. Белякова, словенский учёный Матей Бор и русско-украинский писатель А.С. Иванченко. Огромный труд по ознакомлению широких сло­ев общества с руническими знаками и надписями западных Славяно-Ариев Крита, Этрусков и Древней Индии проделал русский языковед Г.С. Гриневич. Им же составлена сводная таблица зна­ков праславянской письменности.

«Рунические письмена, подобные винчанским, найдены в Триполье, в слоях начала III тыс. до н.э., а позднее - в Трое и на Крите, в Этрурии и Парфии, на Енисее и в Скандинавии. Это же письмо существовало на Кавказе. Попала эта письменность и на другие континенты - в Северную Африку и Америку. В конце кон­цов, она послужила основой известных алфавитов: финикийского и древнегреческого, протоиндийского и латинского, глаголицы и ки­риллицы», - пишет Г.С. Белякова[2].

Славяно-Арийская руница была слоговым письмом, в котором употреблялся устойчвый набор слоговых знаков, причём эти зна­ки передавали слоги только одного вида, а именно - открытые, состоящие из сочетаний «согласный плюс гласный» или же чисто­го гласного. Такой строй письма не допускал сдвоения согласных.

Но поскольку звуковое строение языка древних Славян было всё же несколько сложнее, то применялся особый знак - косой штрих - «вирам»» (до сих пор существующий в индийской слоговой пись­менности деванагари - «языке богов»), который обычно ставился в нижней части строки, справа от письменного знака. Вирам быт призван снимать огласовку, создавая слоги типа «согласный-согласный-гласный», образуемые следующим образом: сг + сг = ссг.

Г.С. Гриневич, опираясь на итоги расшифровки, доказывает, что древнейшими на Земле являются памятники праславянской пись­менности[3]. Он подчёркивает, что среди памятников, открытых в нашем столетии, наибольший интерес представляют надписи, ис­полненные «чертами и резами», то есть рунами.

Таким письмом, например, на пряслицах, найденных археолога­ми, написано:

Черты и резы на пряслицах

ВЕРЬТАТЕ КАШЕВИ - «Возвратите Кашеви»» (Ст. Рязань, X в.)

Черты и резы на пряслицах

РЕШЕК ДИНОЧИ - «Решек (пряслице) Диночи»» (Гродно, IX в.)

Черты и резы на пряслицах

СОСЕДИ МОИ. РЕШЕК ЦЕ ВОЗЬНЕ СОЛИ - «Соседи мои. Решек этот возвратите Соли (Соля - древнерусское женское имя)» (Лецкан, 348 г.).

Надпись на горшке из Алеканово

На горшке из Алеканова (IX-X вв.) надпись даёт деловой со­вет хозяйке горшка: НАДОБЕ ЗАКРЫТЬ ВЪ ЧЕЛО ВЪСАДИВЪ - «Надо закрыть, в чело посадив (поставив)». Чело - наружное отверстие русской печи.

В горшке из гос. Огурцово (УП в.) хранилось лекарство - ЛЕКА,

Надпись на горшке для хранения лекарства Надпись на горшке для хранения львиного сала

а на другом - черняховской культуры из Раду-Негро (V-VI вв.) - написано, какое именно лекарство: ЛЕВИЛОИ- «Львиное сало».

Надпись на грузиках Троицкого городища с указанием их веса

На грузиках Троицкого городища указан их вес: ВЕСО 4 ЛОТА (лот - древнерусская мера веса, равная 12,797 г).

Надпись на грузиках Троицкого городища с указанием их веса

ВЕСО 4 УНИКИ (унция равна 25,6 г), ВЕСО КОПЬНО 2 УНИКИ - «Весит в совокупности 2 унции». Причём, действитель­ный вес этих грузиков по данным археологов равен соответствен­но - 51, 104 и 62 граммам.

Надписи на баклажках для хранения в дороге кумыса или пива

Очень интересны баклажки (IX-X вв.) для хранения в дороге кумыса или пива, выставленные в Новочеркасском музее. Это уплощённые цилиндры с двумя ручками, за которые они подвеши­вались к седлу. Содержание надписей на них соответствует их предназначению: «Чтобы тебе еда не быта, как вода, весу (мест­ное название баклажки) за два бока ты только взявши, пей это (содержимое)», - написано на одной из них.

Надписи на баклажках для хранения в дороге кумыса или пива

А на другой: «Помыcлы в вере, веселье в вещеле (ещё одно местное название баклажки) этой будет».

Не менее интересна «Недимовская надпись» (986 г.), представля­ющая собой «охранную грамоту», поскольку её содержание таково:

Недимовская надпись

РАВЬИ И ИВЕСЪ (или ИВЕРЪ) ПОБРАТАНЕ - «Русские и Грузины - побратимы».

Надпись, выложенная камнем на полу Софийского собора в Константинополе, велит (перевод): «Гни до полу поясницу». На Микоржинском камне, найденном в Познанской области (Польша), изображён человек с поднятой вверх левой рукой, в которой зажат предмет треугольной формы, отображающий созвездие Тельца - 4 точки-звезды: три образуют треугольник, четвёртая в центре этого треугольника. Сопровождающая надпись гласит:

Надпись на камне найденном в Познанской области Польши

РОСИЙА МОЙА МЕШЕНЬ ЙУНЬ - «Россия моя стала це­лью нападения (мишенью) июня», - т.е. Тельца. Сокровенный смысл[4] этого изображения в том, что Телец является знаком сти­хии земли и низменного, агрессивного, демонического начала тва­рей (вспомните о поклонении золотому тельцу). Альфа созвез­дия Тельца- Альдебаран (глаз Тельца) связан с Антаресом-альфой Скорпиона, поскольку находится на одной линии, проло­женной через «центр мироздания» - Полярную звезду. Когда Солнце находится в созвездии, а не в знаке Тельца (раньше это было в июне: вследствие прецессионного движения Солнце сме­щается по эклиптике на 50,24 секунды за год) и соединяется с Альдебараном, Земля попадает под влияние Антареса, являю­щегося проекцией точки пересечения всех слоев галактических днищ - демонических миров (обители тварей). Сам облик изоб­ражённого человека означает созвездие Ориона (образ России), сражающегося с Тельцом.

На груди металлической фигурки из храма Ретры - точно такой же, как и на Микоржинском камне - даны изображения созвездий Гер­кулеса (созвездие Воина) и Змееносца (созвез­дие волхвов и ведунов). Эти созвездия противо­стоят созвездию Скорпиона. Надпись на спине фигурки гласит:

Надпись на металлической фигурке из храма Ретры

МОЙА МЕШЕНЬ НАЗИГИНАМЕН ЙА ЗАЗОКОЙАЛА. Сокровенный смысл её таков: «Мой враг из созвездия Скорпи­она». На руке, держащей треугольник (знак созвездия Тельца), на­писано: «Я уничтожу это зло».

Надписи, выполненные «чертами и резами» или славянскими рунами, о которых рассказано выше, датируются в пределах временного отрезка, охватывающего IV-X века н.э. Это годы захвата тварями северо-западной части России (одной из могущественных паразитических организаций того времени была «святая» инквизиция). Но есть и более ранние надписи.

По свидетельствам археологов, в начале III тыс. до н.э. в ниж­нем Поднепровье-Подунавье сложилось крупное (славяноязычное - по А.Я. Брюсову) этническое единство, создавшее трипольскую культуру. По мнению учёных, Трипольцы в культурном отношении значительно превосходили своих соседей. Имели они и письмен­ность, очень схожую со знаками письменности «черт и резов». Более того, предтечей культуры Трипольцев в Подунавье являлась культура Винча-Турдаши, с которой, как нам уже известно, связа­ны древнейшие на Земле письменные памятники.

В начале II тыс. до н.э. произошла внезапная остановка в раз­витии трипольской культуры, носившая катастрофический харак­тер: Трипольцы покинули свои дома, оставив имущество и даже изваяния своих домашних божеств. Время исхода Трипольцев точно совпадает со временем появления на Балканах, в доисторической Греции, на островах Эгейского моря и на Крите Пеласгов, с чьим именем обыгано связывают расцвет и могущество Критской дер­жавы!. Владели Пеласги и письменностью, родственной письмен­ности «черт и резов»». Но главное состоит в том, что подавляющее число линейных знаков критских надписей в начертании ока­залось сходно со знаками Славяно-Арийской руницы. С учётом этого обстоятельства, с помощью этимологического метода рас­шифровки критским знакам были присвоены фонетические значе­ния последних, и критские тексты «заговорили» на языке, очень близком к Славяно-Арийскому:

Текст найденный на Крите

ТОЧЬЧА РЬЖА БЕ ВЪ ТОБЕ СИЛО ПОМЛОДИЛО МА ДОРА ТОЙЕ Е ТА НИВЪТЪ ДЛЕ НЪЖИ - «Точит ржа («ржа» - разъединение) бывшую в тебе силу. А это есть та нить, что свя­зывает нас». «Нить, связующая нас», в сокровенном смысле яв­ляется энергетическим каналом, соединяющим человека с Родом, с его эгрегором - информационно-силовым полем, создаваемым национально-духовными устремлениями определённого народа. Этот канал, называемый на санскрите «ахаратный (т.е. - не цен­тральный) столб», идёт от эгрегора к голове человека, к тому мес­ту, где находится родничок. Поэтому поклоняющиеся Вышеню - Всевышнему Богу, - сбривая на голове волосы, оставляют на этом месте пучок волос, называемый на санскрите «шикха»; такую же чубрину - «оселедец» (то есть - находящийся о серёдке головы) носили и запорожские казаки.

Таким образом, ещё 5 тысяч лет назад ведуны, жившие на Кри­те, объясняли, что разделение единого тела России на отдельные (пусть даже на какое-то время) могущественные государства, по большому счёту лишает её духовной силы.

В прошлом остров Крит был покрыт вечнозелёными лесами, в которых водились быки, коровы, львы и даже карликовые виды слонов и бегемотов. Народ, заселивший древний Крит, создал куль­туру, ставшую впоследствии колыбелью современной европейской цивилизации. Великолепное искусство жителей Крита первым на земле Европы поднялось до высот реализма: именно на его осно­ве выросло и расцвело искусство Древней Греции. Гомер в XIX песне «Одиссеи»» писал: «Остров есть Крит посреди виноцветного моря, прекрасный, Тучный, отовсюду объятый водами, людьми изобильный»[5]. Крит был могучей морской державой, а критский флот не имел себе равных во всём древнем мире. Его вёсельные и парусные корабли, лёгкие галеры и мощные грузовые суда бороздили волны Средиземного моря; они достигали берегов Египта и Испании, Босфора и Гибралтара и даже выходил в Атлантический океан. Египетская летопись Мединет-Хабу свидетельствует: «Ни одна страна не устояла перед десницей их, начиная от Хатти...» (пле­мя неарийского происхождения, заселившего северо-восток Ма­лой Азии). Народ Крита имел тесные торговые связи с Египтом (Кефтиу - Крит очень часто упоминается в египетских папиру­сах), с Двуречьем (на Крите найдены характерные месопотамские шчати-цилиндры) и многими другими странами.

Критская держава находилась на вершине своего могущества, когда стихийное бедствие нанесло ей сокрушительный удар. Взрыв вулкана на острове Санторин, лежащем в 110 км. к северу от Кри­та, произошедший около 1450 г. до н.э., вызвал сильное землетря­сение. До Крита докатилась мощная взрывная волна, вызвавшая большие разрушения. Следом за ней, на северное побережье об­рушились огромные цунами, высота волн достигала нескольких десятков метров. И, наконец, остров накрыла вызванная изверже­нием огромная пепловая туча. Города и селения был обращены в развалны, многочисленные корабли Крита уничтожены, плодо­родные поля в самой обжитой части остова (на его востоке и в центре) покрылись толстым слоем губительного для расти­тельности вулканического пепла, и цветущая прежде земл оказа­лась на долгие годы превращённой в безжизненную пустыню. Всеобщий падёж скота, вызванный гибелю пастбищ и заражени­ем уцелевшего травяного покрова ядовитым фтором, содержащимся в продуктах вулканических извержений, довершил страшное бед­ствие, постигшее критскую культуру.

Хозяйству Крита и его могуществу был нанесён непоправимый урон. Совершенно лишённый теперь защиты от нападения с моря, остров вскоре стал лёгкой добычей Греков-Ахейцев, безпрепят- ственно переправившихся с материка и завладевших им. Единое Критское государство со столицей в Кноссе продолжало существо­вать, но господствующее положение в нём захватили многочис­ленные пришельцы. Около 1400 г. до н.э., после очередного втор­жения с материка Кносский дворец был окончательно разрушен, и наступила длительная пора упадка.

Выдающемуся английскому археологу Артуру Эвансу (1851-1948), в 1900 г. начавшему раскопки города Кносса, удалось открыть обширный дворец - таинственный лабиринт царя Миноса, построенный в конце III тыс. до н.э. и полностью перестроен­ный около 1700 г. до н.э. Перед изумлёнными археологами пред­стало великолепное здание с тронным залом, сложным устройством коридоров, ванными комнатами, изысканными росписями и роскош­ной керамикой - памятник древнейшей культуры.

Но более важным открытием был архив Кносского дворца - сотни глиняных табличек, покрытых неизвестными письменами. Позже, в других частях Крита и на землях материковой Греции, во дворце Нестора в Пилосе, было обнаружено в общей сложнос­ти свыше 5 тысяч глиняных табличек с письменами.

Г.С. Гриневич сообщает, что Артур Эванс был первым, кто предпринял попытку разгадать критские письмена, но он не смог продвинуться дальше простого анализа и ограничился лишь упорядочиванием, выделив: критское иероглифическое письмо класса А (XVII-XV вв. до н.э.) и линейное письмо класса Б (XV-XIII вв. до н.э.) - определив в линейном письме «слоговой характер значи­тельной части применявшихся знаков». Артур Эванс впервые ука­зал «на генетическую связь критской иероглифики и линейного письма А и Б с другими письменностями Средиземноморья...»[6].

К 1963 году было найдено около 220 кратких надписей линей­ным письмом А, сделанных на самых разнообразных предметах: каменных памятниках, кувшинах для хранения вина, сосудах для возлияний, чашах, руоятках топоров. Большинство надписей от­крыто в районе Айа-Триада на Крите, затем археологам удалось найти глиняную табличу, написанную этим письмом, на матери­ковой части Греции. В 1964 году в раскопанном Минойском дворце в Закро (Восточный Крит) было обнаружено 12 новых табличек с линейным письмом А, сходных по внешнему виду с табличками из Айа-Триады.

Надписей, исполненных линейным письмом Б, к настоящему времени известно около 5 тысяч. По своему содержанию все над­писи делятся на хозяйственные и духовные.

Важной датой в изучении наследия народа, стоявшего у исто­ков европейской цивилизации, стал 1908 год. Итальянская архео­логическая экспедиция, работавшая в южной части острова Крит, вела в этом году раскопки царского дворца в акрополе древнего города Феста. 3 июля археолог Луидже Пернье, исследуя куль­турный слой в одном из подсобных дворцовых помещений, обна­ружил замечательный образец неведомой дотоле письменности.

Это был небольшой по размерам диск из хорошо обожжённой глины диаметром 15,8-16,5 см и толщиной 1,6-2,1 см. Обе его сто­роны покрывала, подобно причудливому узору, спирально идущая надпись, составленная из множества тщательно отштампованных на глиняной поверхности знаков - это древнейшая штампованная надпись и первое полиграфическое изделие, если не считать Ачин­ского жезла-календаря. Знаки объединялись в группы, разделён­ные вертикальными линиями. В некоторых группах в нижней час­ти строки, справа от знака, имелся косой штрих, подобный «вираму» - как уже упоминалось, особому знаку славянской руницы и индийской слоговой письменности деванагари.

Фестский диск

Многие учёные безуспешно пытались прочитать Фестский диск и толковать его с греческого, хетского, ликийского, карийского, древнееврейского и других семитских языков. Но, убедившись в негодности применяемых средств, они решил, говоря словами английского знатока археологии Крита Дж. Пендлбери (1904-1941), что эту находку «лучше обойти молчанием» (ещё одно звено в цепи информационной блокады). И вот наконец наш соотечественник Г.С. Гриневич, опираясь на современные способы дешифровки, теорию связи в секретных системах Клода Шеннона и метод акрофонии в комплексе с эти­мологическим методом - доказал, что текст Фестского диска сде­лан на праславянском языке.

В переводе на современный язык текста следует, что славянс­кое племя Рысичей (Русичей) вынуждено было оставить свою родину - РЫСИЮНИЮ (Россию):

ГОРЕСТИ ПРОШЛЫЕ НЕ СОЧТЁШЬ,

ОДНАКО ГОРЕСТИ НЫНЕШНИЕ ГОРШЕ.

НА НОВОМ МЕСТЕ ВЫ ПОЧУВСТВУЕТЕ ИХ.

ВАМ ПОСЛАЛ БОГ ЕЩЁ МЕСТО В МИРЕ БОЖЬЕМ.

РАСПРИ ПРОШЛЫЕ НЕ СЧИТАЙТЕ.

ЧТО ВАМ ПОСЛАЛ БОГ, ОБСТУПИТЕ

ТЕСНЫМИ РЯДАМИ.

ЗАЩИЩАЙТЕ ЕГО ДНЁМ И НОЧЬЮ.

НЕ МЕСТО - ВОЛЮ.

ЗА МОЩЬ ЕГО РАДЕЙТЕ.

ЖИВЫ ЕЩЁ ЧАДА ЕЁ, ВЕДАЯ, ЧЬИ ОНИ

В ЭТОМ МИРЕ БОЖЬЕМ.


На другой стороне диска написано:

БУДЕМ ОПЯТЬ ЖИТЬ, БУДЕТ СЛУЖЕНИЕ БОГУ,

БУДЕТ ВСЁ В ПРОШЛОМ - ЗАБУДЕМ, КТО МЫ ЕСТЬ.

ГДЕ ВЫ ПОБУДЕТЕ, ЧАДА БУДУТ, НИВЫ БУДУТ,

ХОРОШАЯ ЖИЗНЬ - ЗАБУДЕМ, КТО МЫ ЕСТЬ.

ЧАДА ЕСТЬ - УЗЫ ЕСТЬ - ЗАБУДЕМ, КТО ЕСТЬ.

ЧТО СЧИТАТЬ, ГОСПОДИ! РЫСИЮНИЯ ЧАРУЕТ ОЧИ.

НИКУДА ОТ НЕЁ НЕ ДЕНЕШЬСЯ,

НЕ ИЗЛЕЧИШЬСЯ ОТ НЕЁ.

НЕ ЕДИНОЖДЫ БУДЕТ, УСЛЫШИМ МЫ:

ВЫ ЧЬИ БУДЕТЕ, РЫСИЧИ, ЧТО ДЛЯ ВАС ПОЧЕСТИ;

В КУДРЯХ ШЛЕМЫ; РАЗГОВОРЫ О ВАС.

НЕ ЕСТЬ ЕЩЁ, БУДЕМ ЕЩЁ МЫ,

В ЭТОМ МИРЕ БОЖЬЕМ.

Новую родину Русичи обрели на Крите.

«Трагизм событий, пережитых Рысичами, - пишет Г.С. Гриневич, - перекликается с судьбой Трипольцев, и это даёт нам осно­вание считать, что Рысичи-Пеласги (так называли их пришельцы Греки) - это славянское племя, обитавшее в Поднепровье в III-II тыс. до н.э.»

После катастрофы, постигшей Арктиду, Русичи лишь частично оправились от страшных потерь, но сохранили свой язык. В их финикийских, критских, малазийских, эгейских посёлках говорили на том же Славяно-Арийском языке. Позже их назвали Пеласгами.

На рубеже III-II тыс. до н.э. надвинулась гроза. Из материко­вых областей пришли Греки-Ахейцы. Они, как подлинные язычни­ки, захватили земли нынешней Греции, разрушив дотла города Пеласгов, их крепости, сровняв с землей Пеласгикон, на месте которого лишь через полторы тысячи лет построили Парфенон. Многие из Пеласгов, спасаясь от вторжения, переправились на Крит, где ещё процветал города Пеласгов-Минойцев.

В середине II тыс. до н.э. Греки добралсь и до Крита. Пол­нокровное искусство Пеласгов-Минойцев уступило место сухой и безжизненной стилизации. Обычные для минойской живописи мо­тивы - цветы, морские звёзды, осьминоги, дельфины, изображав­шиеся на дворцовых фресках и вазах, - исчезают или перерожда­ются в отвлечённые графические схемы.

И всё же ахейская культура Греков смогла многое позаимство­вать у Минойцев, в том числе линейное слоговое письмо, духов­ные обряды и божества, водопровод, фресковую живопись, покрой одежды и многое другое. Примерно через 700 лет наступил расцвет ахейско-микенской культуры, но на землю Греции и прилегающие к ней области об­рушилось второе нашествие Греков, известных под именем До­рийцев. После него началась новая пора греческого наследия - гомеровская, по имени слепого певца Гомера. Дорическое завое­вание отбросило Грецию на несколько столетий назад.

Впоследствии и Римляне, вознамерившиеся доказать своё про­исхождение от богов, постарались уничтожить следы Пеласгов из памяти человечества. Вот поэтому учёный мир ныне и считает общепризнанным то, что древние Римляне являются учителями Западной Европы.

Тем не менее, древние исследователи прекрасно знали, что учителями этих «учителей» были Этруски. Так, например, гречес­кий писатель Гелланик (V в. до н.э.) утверждает, что ответвление эгейских Пеласгов - это Этруски, которые, будучи изгнанными Греками, поселились в местности, получившей название Тиррения. «Этрусками» их называли Римляне-Латиняне; Греки называли их «Тирренами»; сами же Этруски, согласно древнегреческому авто­ру «Римских древностей» Дионисию Галикарнасскому (I в. до н.э.), называли себя «Расена». В Географическом словаре Стефана Визан­тийского Этруски совершенно безоговорочно названы славянским народом. Кроме этих исследователей, подтверждают славянство Этрусков Ливий Тит (I в. до н.э.), древнегреческий географ Страбон (I в. до н.э.), древнегреческий учёный Птолемей (II-I вв.), Диодор Сицилийский (I в. до н.э.), римский учёный Плиний Стар­ший (I в. н.э.) и многие другие дохристианские авторы. Этруски дали Римлянам: музыкальные инструменты, ростр (нос корабля) и якорь, театр, горное дело, керамику и металлообработку, траволечение, искусство орошения (мелиорации) земель, города в Ита­лии, искусство гадания, капитолийскую волчицу (символично: под славянскую волчицу Римляне подсунули «сосунками» легендарных основателей Рима). Первые цари Рима были Этрусками: Тарквий Приск, Сервий (Сербий) Туллий, Тарквиний Гордый. Этрусские кулачные бойцы участвовали в римских празднествах. Почти все­му, что Этруски построили в Риме, Римляне впоследствии пред­посылали определение «величайший». Да и Рим, в действительно­сти, основан Этрусками, а их система подземных каналов и се­годня является частью городского хозяйства «вечного города». Эт­русские щит, копьё и доспехи также были взяты Римлянами на вооружение. Принадлежат Этрускам и древнейшие на Апеннинс­ком полуострове памятники письменности, и именно их письмо легло в основу современного латинского алфавита, которым пользуется значительная часть человечества. Но хитрые Латиняне, чтобы скрыть от мира правду о своих учителях, лукаво заявляют: «Эрускан нон легатур» - этрусское не читается...

В настоящее время известно свыше 11 тысяч этрусских тек­стов. Правда, большинство из них - краткие надгробные надписи, относящиеся к VII-I вв. до н.э. Кроме них, до нас дошли и более пространные письменные памятники. Среди которых следует упо­мянуть глняную табличку из Санта Мария ди Капуа (V в. до н.э.), включающую около 300 слов; надпись на камне (VI-V вв. до н.э.), хранящуюся в музее города Перуджиа и состоящую приблизително из 120 слов; одну весьма интересную свинцовую табличку из Мальяна (VI в. до н.э.), текст которой состоит, по мень­шей мере, из 70 слов, расположенных в виде спирали, как на изве­стном Фестском диске; бронзовую табличку в форме печени, слу­жившую, очевидно, учебным пособием для начинающих предска­зателей (её часто сравнивают с подобными предметами у Вави­лонян и Хеттов); 3 посвятительные надписи на золотых пластин­ках из Пирги; наконец - самый длинный текст на этрусском язы­ке единственной дошедшей до нас полотняной книги (такие книги имелись и у Римлян, но они не сохранились). Кстати, этот текст явлется и самым поздним из этрусских: он датируется I в. н.э. Лишь случайно он не был уничтожен тварями, ибо был найден совсем недавно при весьма любопытных обстоятельствах.

В 1848 году братиславский чиновник Михаил Барич, страстный любитель старины, из поездки в Египет привёз немало древнос­тей, в том числе и мумию женщины. По его утверждению, это была мумия сестры венгерского короля Стефана. После смерти Барича его брат передал мумию в Загребский музей.

И совершенно неожиданно немецкий египтолог И. Кралл в 1892 году обнаружил, что на бинтах из льняного полотна, окутывавших мумию, начертаны письмена - и не египетские, а этрусские. Че­рез 40 лет после его открытия, в 1932 году, текст, получивший название «загребская пелена», был сфотографирован в инфракрас­ных лучах, и исследователи - все, кроме Русских - смогли уви­деть 1500 с лишним слов «полотняной книги».

В современной официальной науке считается, что Этруски яко­бы заимствовал свою азбуку у Греков, а Римлне, в свою оче­редь, заимствовали алфавит у Этрусков, и потому учёным, знаю­щим греческую и римскую письменность, будет нетрудно научиться читать этрусские тексты. Уже в 1789 году Л. Ланц, которого счи­тают «отцом этрускологии», знал всю этрусскую азбуку, за исклю­чением двух букв, значение которых определил позднее. Но, сво­бодно читая этрусские тексты, учёные-шабесгои (слуги тварей) так и не смогли понять их содержания. Российский языковед В.В. Иванов так определяет состояние дел по истолкованию этрусских текстов на сегодняшний день: «Ситуация, сложившаяся в области исследования этрусских текстов, представляется парадоксальной. Их изучение и вероятная фонетическая интерпретация не вызыва­ет трудности ввиду достаточной ясности этрусской графической системы.., тем не менее, понимание этрусских текстов чрезвы­чайно мало продвинулось, если не иметь ввиду совсем небольших погребальных надписей, стандартный по своему содержанию и обычно состоящих из последовательностей собственный имён с указанием родственный отношений между их носителями. Всё более сложные тексты пока что совершенно не поддаются пере­воду».

Безусловно так, ибо твари и не могут уразуметь речи Россия­нина; а вот российские исследователи, как современные, так и дореволюционные, свободно читают и объясняют этрусские над­писи даже без словаря. Недаром наши предки ещё в I тыс. до н.э. сделали на одном из Медвинских столбов надпись славянской руницей:

ЕДИНИЕ СЧИРИСА ТРЭБЭТЭ ГЛАСИ

ГРЕЦИАЛЕ ЛБО ВЕЛЕРЕЦИ БЕЛОПЕВИА

НАМИА КИА ЛИСИИ КУСКАЛЕ ЛБО ГУРЦЕ

ЛЭЕТИ НАСИА КИО КОБИЛИА РАШИВИА

ТРЭБЭТЭ НИКИА САКРА СВИА НИА

ПОРЕС НИА ЕИТИ ПАМИАТКОХ ШЕНИА

«Единая истина требует сказать: Греки либо напевают нам сладкозвучно, как лисы-искусители, либо с горок лают, как кобели - подношений вымогают. Никакие клятвы свои, ни обеща­ния не вы полняют. Злопамятные».

Знак меча над надписью говорит о том, что состояние войны с Греками у Русичей не прекращалось.

Как свидетельствует Е.И. Классен, ещё в XVIII веке было доказано, что «Греки и Римляне заимствовали всё своё образова­ние и учились грамотности у Славян»[7]. Далее он пишет:

«...что все древние племена Славян имели свои рунические письмена, есть уже теперь дело несомненное, осознанное даже и Германцами, оспаривающими каждый шаг просвещения Славянского.

Только наши доморощенные скептики, закончившие изучение истории ещё в школе, уверяют, что все руны должны быть скан­динавскими. Но прочли ли эти великомудрые толковники хотя бы одну руническую надпись? Видели-ль хоть одну? - это подлежит еще сомнению.

И сам Шлецер - этот отвергатель всего, возвышающего Сла­вян над другими народами, не смел не согласиться, вследствие свидетельства Геродота и других греческих писателей, что мно­гие скифские племена знали грамоту и что сами Греки приняли алфавит от Пеласгов - народа также скифского, или, что всё рав­но, славянорусского происхождения.

Из всего здесь выведенного явствует, что Славяне имели гра­моту не только прежде всех западных народов Европы, но и преж­де Римлян и даже самих Греков, и что исход просвещения был от Руссов на запад, а не оттуда к ним».

Польский исследователь XVIII века Фадей Воланский был при­говорён тварями к сожжению на костре за свою книгу «Памятни­ки письменности Славян до Рождества Христова», как за сочине­ние «до крайности еретическое». Ибо она свидетельствовала о том, что письменность у Славян существовала не только до Рожде­ства Христова, но и гораздо ранее, нежели она появилась у Фини­кийцев, иудеев, Греков и даже Египтян. Это исследование Воланс­кий начинает следующими утверждениями:

«Исследователи старины оставляли доселе без внимания, что в древние времена Славянское племя рассеяно было по всем ча­стям старого света, следовательно везде могло оставить па­мятники по себе.

Мы находим в древней истории это сильно разветвлённое се­мейство народов под разнообразнейшими наименованиями, смотря по тому, заимствованы ли были отдельные имена этих племён от имени их военачальников, или от местностей, ими занимаемых, или наконец имена эти исковерканы в переводах на другие языки; боль­шей частью, обозначали их под общими именами Скифов и Сар­матов. Что Славяне не уступал своим соседям в науках и искус­ствах, напротив того опережали их, доказывает Геродот в 46-й главе 4 книги, говоря, что, кроме Анахарсиса, он не знал ни одного великого мужа, который бы родом не был Скиф! Поэтому можно было со всей справедлвостью предположить, чо и эти народы остави­л по себе каменные (письменные - прим. авт.) памятники, несмотря на то, что вероломные Греки и себялюбивые Римляне, не понимая языка их, называли их варварами»[8].

Греческое слово «варвары» произошло от боевого клича Славяно-Ариев: «Вар, вар!», то есть «Загоним наших врагов - тварей, паразитов и их прислужников В ЗЕМЛЮ!», ибо «ар» - это земля; но в данном случае и «тьма кромешная» (т.е. прах - материаль­ность тварей) как противопоставление «Ра» - Изначальному Све­ту. Победным же кличем Славяно-Ариев соответственно является «У Ра!».

Далее Воланский приводит азбуку славянской руницы и множе­ство рисунков археологических памятников этой письменности, ко­торую учёные обычно называют «этрусскими письменами». Но при их переводе Воланский, боясь цензуы, предупреждает читателя о том, чо он «протягивает свою дружественную руку своим крити­кам»; другими словами, это означает: «не буьте простаками; если вам дана азбука - берите её и сами читайте эти тексты».

Следуя этому дружественному совету, мы обнаружим крайне любопытные вещи, но разговор о них пойдёт позднее в главе 1 второй части книги, а пока рассмотрим лишь некоторые письмен­ные памятники, упомянуые Воланским[9].

Так, например, им описана спиралевидная надпись, выполнен­ная славянской руницей около 3 тысяч лет назад на могильном камне троянского царя Энея (этот камень был найден в Италии близ Креччио в 1864 году - см. рис.):

Могильный камень троянского царя Энея

РЕСКИВИС БОГВИС

ВИМ И ДИМ ЕСМЕНИ РОСИЕМС

ОПЕЦЕ ДОМ И ДЕЦЕС ЛЕПЕИЕН ЕСМЕН

ЕКАТЕСИН ДАЛЕЧИМ

ДО ДОЛСИМ ПОЕЖЕЙЮ

ТОЦИВЕРО ВЕРО ЕМА

КАКОМ ЕНЕЙ ЦАРДИЕ

СИДЕИС С ЛАДОМ ЭЛИШОМ

ЛЕТОПСЕС ЗАБИЕС

ОМЕН ДОРОГИ ХОРОШИ.

Этот этрусский текст может легко перевести любой человек, знающий русский язык, так как: «рески» - это рёк, говорил; «вис» - высь; «Богвис» - Бог Выcший; «Вим» - Вима - одно из имён Живы (Всемилостивого); «Дим» - просветлённый сын древнего троянского героя Дардона; «есмени» - «ес» - ясный, светлый, светой, «мен» - мужчина, «мени» - мужи; «Роси» - Русь; «есм» - иметь; «опеце» - опека; «дом» - дом; «децес»» - дети; «лепеиен» - лепить, делать, создавать; «есмен» - ясный ум (све­той); «Екатесин» - Гекатесин - область Гекаты! (царство мёртвых); «далеч» - далеко; «им» - их; «до» - до, по; «дол» - дол, долина, земля; «сим» - сия, эта; «поежейю» - поезжайте; «тоциверо» - точная (верная) вера; «веро ема» - веру имейте; «каком» - какую; «Еней» - Эней; «цардие» - царствующий («цар» - царь; «дие» - деяние); «сидеис» - сидя; «ладом» - любимым (Лада - славянская богиня любви); «Элишом» - имя; «летопсес» - лето­пись; «забиес» - забытье; буква «омега» - конец; «дороги» - до­роги; «хороши» - хороши. Окончательный современный перевод таков:

«Говорил с небес Всевышний Бог Виму и Диму - светым му­жам России: опекайте дом и детей - взращивайте светых, держи­тесь подальше от духов преисподней, странствуйте по миру сему, верную веру имейте, как царь рода Эней, сидя с любимым Эли­шом. Не забывайте летописей своих, ибо тогда кончается хоро­ший путь».

Далее Воланский описывает найденное в 1746 году в тосканс­ких владения изваяние обнажённого гетского мальчика с гусем на руках, которое впоследствии из музея Corrasiono перешло в Лейденский кабинет.

На правой ноге мальчика (по основному восходящему каналу, идущему через точку жизни) проходит надпись славянской руницей:

БЕЛГАС ВЕА НАГНАЛ ДО ВЛАДАС АЛПАН ПЕНАТЕ ГОЛЕН ГЕТА ТУДИНЕС ТЛЕНАТЕС.

Изваяние обнажённого гетского мальчика с гусем на руках

Этот текст также легко может перевести русский че­ловек: «белгас» означает «белый гусь» - образ одухотво­ренного вознесения (одухотворённого мудреца на санск­рите называют «парамахамса» - высоко летящий лебедь; «веа» - ветер (отсюда - веять); «нагнал» - догнал, обо­гнал; «до владас» - до владыки; «Алпан» - Всевышний, но точ­нее- Божество Света, ибо в древнерусском языке «Ал» означает высший, изначальный, белый свет (отсюда «белгорюч камень Ала­тырь» - центр, пуп Земли; Алатарём называют реку в Поволжье, являющуюся притоком Суры - светлого, одухотворённого Солнца; на санскрите бога Солнца именуют «Сурья». Алмаз также озна­чает «грящий», ибо он совершенно сгорает в сильном огне. От­сюда и алтарь, и птица с человеческим лицом - Алконост - византийских и русских средневековых сказаний, происходящая от ис­кажения древнерусского речения «ал ки он есть»: здесь «ал» - одухотворённый, белый; «ки» или «кик» - лебедь, птица. Корень «ал» с тем же значением был перенят у древних Русичей многи­ми народами мира: например, в латинском языке слово «алтус» - высокий, глубокий; «алмус» - питательный, живительный, бла­гой; «албус» - белый; в итальянском языке «алто» - высокий; в кельтском «али» - высокая гора; в абхазском «алашара» - свет; в татарском «алтын» - золото; у Осетин «Аларды» - золотой, светлый защитник детей от оспы; у Лезгин «Алпан» - божество огня; у Шумеров «Алад» - добрый дух-хранитель каждого чело­века; у племён Восточной Индонезии (остров Серам) «Алахатала» восходит к арабскому «Алла та алла» - верховное божество, почитающееся в облике большого человека, излучающего сияние. От древнерусского корня «ал» происходит и финикийское привет­ствие богов «Alonimy» и «Aloniuty», и еврейское восклицание-про­славление Бога «Аллилуйя», происшедшее от древнерусского ре­чения «Ал ликуй»; а также «Аллах» Арабов, Персов, Турок; «Алла» Мавров; «Элла» - Месопотамцев; «Элоим» - Евреев; «Алди» - Ванов; «Уалдиа» - Ассирийцев и т.д.). Понятие «пенате» означа­ет духовный мир, небесные пенаты; «голен» - бедный (отсюда «голь» - бедность); «геты» - один из славянских родов (Этруски-Гетруски - Геты Русские сами себя называли «Расы», те. Руссы); «туди нес» - туда неси; «тленатес» - тленный мир (Земля).

Отсюда современный перевод этого текста: «Дух мой! Быст­рее ветра до Владыки Света - в духовный мир бедного гета вы­неси из мира тленного!» Мистик любой светлой религии признаёт такую духовную устремлённость древних Россиян «к горнему све­ту» достойной глубочайшего уважения. Далее Воланский описы­вает камею из лазурита[10], с лицевой стороны которой изображён стоящий бородатый нагой мужчина с четырьмя крыльями за пле­чами, держащий в правой руке скипетр - знак всемогущества. Позади этого образа виден хлебный колос с двумя листьями - знак изобилия и благополучия. В левой руке он держит скорпиона - знак власти над вредоносными существами и наступает ногами, снаб­жёнными небольшими крылышками - знак быстроты и вездесущ­ности, на змею, свившуюся в кольцо - знак времени. Внутри кольца находятся саламандра, рак, птица и собака - знаки четырёх сти­хий природы: огня, воды, воздуха и земли. На обратной стороне камеи имеется поясняющая надпись славянской руницей:

Надпись на камее из лазурита

ЙА ЕН МАТРЕН АНМУНИМЕЙ ЛАРИКУЙТИЛ ЕДЕАЙТРИ ХИРДЛИО НИЛИКОНЕН ЕРГО ДВИ ЕДИ.

И этот текст переводится довольно про­сто: «Я есть Животворец, Высший Учителm, Дух-Хранитель, Триединый, Вездесущий, Непроявленный, действующий в двойствен­ном единстве». Здесь «йа ен» означает - я есть; «марен» - Животворец, ибо «матр» - мать - порождающее, животорное на­чало (отсюда - русская матрешка); «ен» - он, тот, этот; «анмунимей» - Высший Учитель, ибо «ан» - высший, «муни» на санс­крите - духовный учитель, «имей» - имеющий, имя; «ларикуйтил» - Дух-Хранитель, наши пращуры знали два вида домашних духов: «чуры» - души умерших предков (отсюда славянский защитный возглас от происков тёмных навей - нечисти: «чур меня, чур!») и «лары» - духи-хранители (отсюда - ларец, ларь), «уйтил - ушед­ший, отдалённый, невидимый, т.е. дух; «едеай три» - Триединый, ибо «едеай» - единый, идеал; «три» - три; «хирдлио» - Вездесу­щий, ибо «хир»» - рука (отсюда греческое cheir), «длио» - дина, протяжённость; «ниликонен» - без лика, т.е. - непроявленный; «ерго дви еди» - действующий в двойственном единстве, ибо «ерго» - действие (отсюда греческое ergon - труд), «дви» - двой­ственность, «еди» - единство.

Как видите, всё очень просто, но Воланский, боясь цензуры, читает эту надпись так: «Иегова её матрень Анемой; не мей ларикии тилей еай Трикириделиони; ликонен Эрта все ай!», а перево­дит так: «Иегова есть всемогущий дух; не имей божков кроме его Трикаты-истинно-крепкого; бей челом вся земля!» - естествен­но, Воланский и не мог во времена диктатуры паразитов напеча­тать прямое доказателство тому, что Россияне издревле почита­ли Всевышнего Триединого Бога (Светую троицу) и владели вы­сочайшим любомудрием - осознанием одновременного единства и различия двух противоположностей[11]. И всё же, несмотря на цензуру, Воланский сумел, благодаря таким несуразным перево­дам, «протолкнуть» в печать настоящие сведения, хотя и это было для него смертельным риском. Земной поклон ему за этот вклад в восстановление Славяно-Арийского самосознания!

Воланский приводит ещё множество этрусских надписей и тек­стов на славянской рунице, идущих вперемешку с греческими бук­вами. Так, например, во II-й таблице под N6 он даёт рисунок надгробного камня, найденного в Анзи в Базиликате и имеющего надпись как славянскими, так и греческими буквами:

Надписи на надгробном камне найденном в Анзи в Базиликате

ПУТИ ВОЛЛО ИЕОМ СОРОВОЮ МЕЙИК АПИ ДИТЕМ КАПАСЯ ЛЕЙКЕЙ ТАКО В АХЕРИ ИЛЬО КАК ЕИТЬ СЕБЯ.

и ниже идет подпись:

АЛЕСОТ БРАТУ ММЕИА ИАНА.

Дословный перевод текста: «Путы воли имея, сурово маются дети Земли (Апи - скифская богиня Земли), каяться легче таким в Ахерона илу (в загробном мире), чем делать себя», что при современном переводе звучит так: «Слабую имея волю, сурово мучаются дети Земли, им каяться легче в аду, чем собой овладеть». И подпись: «Алесоту брату Ммея Яна».

На другом этрусском могильном камне, найденном близ Лицца, надпись Славяно-Арийской руницей гласит:

Надпись на могильном камне найденном близ Лицца

ДАЖИ МАНЯ ЛЗА НА ИДИНИ - «Дай мне слёзы (т.е. по­каяние, что в переводе с греческого - изменение сознания) на отход».

Воланский затрагивает не только тему смерти, но и тему жизни. Так, например, в первом вышуске (таб. N19) он передаёт изображение превосходно вытолненной брон­зовой фигуры красивой молодой стройной женщины, держащей в правой руке яблоко - символ плода. На её одеянии, находится эт­русская надпись Славяно-Арийской руницей:

Надпись на изображении бронзовой фигуры женщины

МИ ВЕЛЕРЕЩ ИАТВИ ДИЛАЙ - «Меня (т.е. Макошь - славяно-арийскую богиню семейного бла­гополучия) восславляй, ребёнка зачиная». Ибо «ми» - меня; «велерещ» - велеречь, восславлять; «иатви» - «я» второе (ребёнок); «дилай» - делая.

На двух этрусских колонна есть любопытные надписи на ту же тему. Эти каменные колонны выполнены в виде мужского по­лового члена, условные изображения которого, называемые линга­мом, до сих пор в Индии иногда помещают на алтарях храмов. У Этрусков лингам именовался «дерини» (от слова «драть») и так же, как и в Индии, олицетворял собой животворную, созидатель­ную силу Бога, не вызывая при этом у здоровых людей никаких низменных чувств, а, наоборот, обращая их внимание на непости­жимость жизнедательной мощи Всевышнего. На одной из этих колонн свещеннослужитель выбил своё заклинание-обращение к этой силе Всевышнего Бога:

Этрусская колонна-лингам

ЧА ПАТЕ ЯЛОВА КОПОШЕЙ - «Чья жена ялова - оплоди». Ибо «пате» на этрус­ском, как и на литовском, означает жена; а «копошей» означает копошащегося, то есть шевелящегося ребёнка в утробе беременной женщины.

На другой колонне имеются поясняющие надписи: на её головной части написано: ЛИКУС, т.е. «лицо» (отсю­да происходит и санскритское слово «лингам»); ниже, вдоль колонны, идёт продолжение надписи:

Этрусская колонна-лингам

ХАРЦИС МАЛЕЙ ДАНЭЙ ДЕРИНИ - «Хороших малышей даёт дерини». Женщина, собрав­шаяся притянуть к себе для зачатия полноценную душу будущего ребёнка, молилась перед этими ликонами (ико­нами) и обретала желанное.

Почитание Жизнедателя в виде лингама проводится и христиа­нами: именно в таком виде выпекается пасха, которая подаётся к столу вместе с празднично раскрашенныыш яйцами; при этом пасха поливается сверх взбитым белком и посыпается семенами - крашеным пшеном, кунжутом, орехами. Тот же образ просматрива­ется в строениях церквей и мечетей.

Приводит Воланский и бытовые надписи, посвящённые трудо­вой деятельности Славян. Так, например, он описыдвает бронзовую пластинку (кресало), принадлежащую Этрускам; она относится к 690 г. до н.э., когда Анахарсис, по преданию, изобрёл огниво. Эта пластинка находилась в музее Сантангело в Неаполе и была опи­сана Теодором Моммзеном (1817-1903), в сочинении которого имеется рисунок с находящейся на ней надписью[12]:

Бронзовая пластинка из музея Сантангело в Неаполе

ВЕЧЕРИС ГУБКАС НАТЕИС ДА ПОРАЖ КАЙМАС ПАЛАНУС - «Вечером губку (трут) натисни (приложи) да поражай (бей) кайму (край) кремня». Этрусское название кремня - «паланус» про­исходит от русских слов «полыхать», «пламя».

На камне, найденном в 1849 году в Пичено вблизи Купры, да­тируемом более чем за тсячу лет до Р.Х. и описанном Моммзеном в таблице XVII (Указ. соч., с.333), имеется надпись Славяно-Арийской руницей:

Надписи на камне найденом в Пичено вблизи Купры

ДАНЕ ИМА ЕМУ ТЕРРЕГИ АУРА ЛЕЙЕМ А ЭР АДДАЛЕС ЕСМЕН ЭРГОНОМ ЛОНО ПУЧИТИ - «Дано иметь Ему (Солн­цу) жаркую область, изливающую благотворный свет, а труд от­дан светлыш мужам - возделывать (облагораживать) лоно (Зем­ли)». Ибо «дане» - означает дано; «има» - иметь; «ему» - Ему; «тер» - жар (отсюда греческое therme - тепло); «реги» - регион, область; «аура» - свечение, сила жизни; «лейем» - лить; «эр» - означает труд; «аддалес» - отдан; «ес» - ясныш, светлыш; «мен» - ум, человек, муж; «эргоном» - трудом; «лоно» - лоно; «пучити» - пучить, пахать, возделывать.

Есть в книге Воланского (см. табл. V, № 22) изоб­ражение изваяния молодого мужчины крепкого те­лосложения, показывающего жертвенную чашу, на ногах которого имеется этрусская надпись Славяно­-Арийской руницей:

Этрусские надписи на изваянии мужчины

ЕЙ ЧЕРА ЗАДОВОЛИТ СФЕЯ - «Жертва пищи возвеличит твоё духовное тело». Ибо «ей» - означает сей; «чера» - это и чара, вол­шебство и чаша для жертвоприношения пищи; «за- доволит» - удовлетворит; «с фея» - своя фея, то есть свой небес­ный хранитель, а вернее, своё духовное (Дивье) тело[13].

На камне из музея Borbonico, найденном в Castel di Sangro пос. Кварини и описанном в исследовании C.R.Lepsiusa «Inscriptiones umdricae et oscae, 1841» (Табл.VIII, N4), имеется этрусская надпись:

Надпись на камне из Кварини

ПО ДИЕ ПО СВИАТ ЕЙ ДИВ ОПОШЕДС - «Через дело достиг светости сей бог». Ибо «по» - оз­начает по, через; «дие» - дело; «свиат» - свет, светость; «ей» - сей, этот; «див» - бог (от русских слов «диво», «дивный»); «опошедс» - отошёл, достиг.

Воланский описывает камею, на которой изображён статный мужчина, держащий в руке плеть - знак управления и имеющий вокруг головы лучистое сияние - нимб светых, то есть развитое Клубье тело (тело ума) и Колобье тело (тело интеллекта). Эти тела имеют форму шара. На лицевой стороне этой камеи, по её краю, идёт надпись греческими буквами вперемешку со славянскими:

Надпись на камее с изображением мужчины держащим в руке плеть

ШАРОВОЙ, а с обратной стороны - ХЕРУВИ. То есть - «Шаровой херувим», проявившийся для общения с людьми в че­ловекообразном виде.

Ещё один интересный памятник - стоящий на возвышении шар из обожжённой глины - Воланский описывает в VII таблице под № 28. На его основании начертана надпись греческими буквами:

Надписи на постаменте для шара из обожжённой глины

ГЕРАКЛЕ ОС СКЛАВЕНСИ - «Славянскому Всемогучему Богу».

Особого внимания заслуживают рисунки на этрусских бронзо­вых зеркалах, выполненные с поразительным в своём совершен­стве мастерством, великолепным изяществом и удивительной точ­ностью изображаемых объектов. Эти рисунки сопровождаются поясняющими надписями Славяно-Арийской руницей, открывающи­ми их глубокое любомудрие, нравственный и духовный смысл[14].

На обратной стороне одного из зеркал изображены две женщи­ны в богатых нарядных одеждах. Одна из них пожилая, видимо, это мать высокой молодой женщины, склонившей голову с нежно-любящим выражением. Молодая мать принимает правой рукой ребёнка, у которого лицо пожилого мужчины, умудрённого жиз­ненным опытом. Ребёнок сидит на ладони молодого мужчины, доверительно положив ему на плечо свою левую руку, при этом его правая рука уже соединилась с принимающей правой рукой матери. Протянутая рука дающего расположена так, что ладонь находится на уровне матки женщины. Этот мужчина имеет мощ­ное телосложение и, в отличие от двух первых женщин, стоит не на земле, а на облаке. Левой рукой, на локтевом сгибе которой висит львиная шкура, он придерживает мощную палицу, положив её верхний конец себе на левое плечо. Сзади и чуть сбоку муж­чины находится изящная обнажённая молодая женщина, стоящая, как и он, на облаке и касающаяся своей правой рукой нимба, изобра­жённого над его головой. Возле головы каждого из участников идут поясняющие надписи Славяно-Арийской руницей. Ото лба пожилой женщины идёт надпись, как бы поясняющая то, что она говорит:

Надписи на этрусских бронзовых зеркалах

РОЕ ДА ВОНЬ - «Род (по­кровитель народа) даёт благо­ухающего». Ибо «рое» - это рой (подобный пчелиному), т.е. Род; «да» - дал, дать, дает; «вонь» - это слово изначально несло положительный оттенок, то есть означало благоухание (отсюда - благовоние). Буду­щая молодая мать добавляет: ЕСО ДАРОЖИЩЕ - «Светого дорогого». Ибо «есо» - ясный, светлый, светой; «дарожище» - дорогой дар. Род, протягивая ребёнка будущей матери, говорит ей: ЖИРЕВИ ДА ЖИРА - «Растите до зрелости». Ибо «жиро­вать» означает усиленно питаться, жиреть, увеличивать свой вес, то есть рaсти; «да жира» - до жира, до полного набора своего веса, то есть до зрелости.

Стоящая за спиной Рода молодая женщина, указывая на Его нимб, добавляет: ВО ВЕРОВОЩЕ - «Во веровании».

На другом бронзовом зеркале Этрусков, дати­руемом III в. до н.э., ос­новным действующим лицом является стоящий обнажённый юноша креп­кого телосложения с ним­бом вокруг головы.

Надписи на этрусских бронзовых зеркалах

По его правую руку находит­ся сидящий на облаке бо­родатый мужчина с вен­ком из лавровишни на го­лове, держащий в правой руке двойной трезубец, а пальцем левой руки ука­зывающий на грудь юно­ши и говорящий ему: МОРОЧЕ ВЪ ЖИРО РЕИ МОЧЕ. Стоящая с левой стороны юно­ши молодая, нарядно одетая женщина, покровительственно поло­жила ему на плечо свою правую руку и указывая пальцем этой руки на его нимб, добавляет: РОЕ МО ЖИВЕ. Смысл сказанного довольно понятен: ведь «мороче» - морок, наваждение; «в жиро» - в жире, т.е. в теле, плоти; «реи» - реять, лететь; «моче» - мощь, сила (говорят: со всей мочи, т.е. со всей силы); «рое» - рой, т.е. Род; «мо» - мы; «живе» - живем. Получается такое наставление: «Плоть - это морок, стремись изо всех сил к горнему, ибо Родом мы живём».

Особого внимания требует к себе памятник Славяно-Арийской письменности - «Велесова книга»[15], написанная в VIII - IX веках н.э. Но советские «специалисты» объявили Велесову книгу подделкой «по причине несоответствия языка этой книги нормам древ­нерусского языка».

Такое отношение официальной науки к древней русской книге не удивительно. Понимал это и писатель-исследователь Ю.П Миролюбов, транслитерировавший текст Велесовой книги, когда пре­дупреждал: «Понятно, что такие текста, как «Дощечки Изенбека»[16], должные были быть в глазах греческих христианизаторов Руси «диавольскими», «чернокнижными» и подлежащими непременному уничтожению»[17].

И тем не менее, участники Пятого международного съезда славистов, состоявшегося в 1963 году в Софии, заинтересовались Велесовой книгой. В отчётах съезда ей была посвящена особая статья, которая вызвала живой, острый отклик в кругах любите­лей древности и целую серию статей в общественной печати.

В защиту Велесовой книги высказывался А.В. Арциховский, известный археолог и учёный, открывший новгородские берестяные грамоты. Правда, только устно. Кандидат исторических наук В.Е. Вилинбахов призывал к всестороннему изучению Велесовой книги. Доктор исторических наук С.А. Высоцкий говорил, что это - «интересный памятник и не подделка». Отдал свой голос за глу­бокое изучение Велесовой книги и председатель Русского истори­ческого общества палеограф И.В. Левочкин, а также доктор фи­лологических наук Ю.К. Бегунов.

Высказывались в пользу подлинности Велесовой книги и другие авторы: известный исследователь былин В. Старостин, писатели Д. Жиков и В. Грицков, поэт И. Кобзев, журналисты В. Скуратов и Н.Николаев, исследователь славянской руницы Г.С.Гриневич и многие другие писатели и общественные деятели.

Свой вклад в изучение Велесовой книги внёс А.И. Асов. Он сделал первый полный перевод на современный русский язык её текстов и издал их в 1992 году.

Дощечка Велесовой книги

Тексты Велесовой книги рассказывают о древних Славянах и охватывают время с V века до н.э. по седьмое столетие нынеш­него летоисчисления. Так, в одной из табличек Велесовой книги говорится, что за 1300 лет до Германариха (вождя Готов, поко­ривших в середине IV века н.э. огромные пространства Восточ­ной Европы от Балтики до Чёрного моря, от Волги до Дуная и разгромленных Гуннами в 376 году) предки Славян жили в Цент­ральной Азии, в «зелёном крае». Далее подробно описан уход ча­сти наших предков из Семиречья через горы на юг, в Индию, тог­да как другая часть пошла на запад, «до Карпатской горы».

Содержание Велесовой книги этим не исчерпышается. В ней говорится также о человеколюбии Славяно-Ариев, их выcокой куль­туре, о почитании праотцов, о любви к родной земле. В ней пол­ностью отвергается измышления недругов России о человеческих жертвоприношениях Славяно-Ариев. Вот как, к примеру, Ю.П. Миролюбов переводит текст дощечки №4: «Боги Русов не берут жертв людских и ни животными, единственно плоды, овощи, цве­ты, зёрна, молоко, сытное питьё (сыворотку), на травах настоенное и мёд и никогда живую птицу и не рыдбу, а вот Варяги и Аланы богам дают жертву иную - страшную, человеческую, этого мы не должны делать, ибо мы Дажьбоговы внуки и не мо­жем идти чужими стопами...»[18].

Выше уже говорилось, что Этруски - это бывшие Трипольцы, в свою очередь являющиеся наследниками культуры Винча-Турдаши. С этой культурой связаны древнейшие письменные памят­ники, известные современным учёным и, в частности, глиняная табличка, найденная в 60-е годы близ румынского посёлка Тертерия. Возраст памятника, по данным радиоуглеродного метода, со­ставляет 7 тысяч лет.

Тертерийские знаки в начертательном отношении совершенно сходные со знаками Славяно-Арийской руницы, звуковое значение которых было установлено при чтении надписей, исполненных «чер­тами и резами», а также подобные этрусским, критским и протоин­дийским надписям; и потому чтение тертерийского текста не со­ставляет большого труда:

Надписи на тертерийской глиняной табличке

РОБЕ ЕТЬ (ЯТЬ) ВЫ ВИНЫ ЩАЖЬ ИЕ Д'АРЪЖИ ОБЪ.

Перевести его может любой человек, знающий Славяно-Арийские языки, даже не заглядывая в словарь. Ведь «робе» - ребята, дети; «еть» (ять) - от глагола «яти, иму», т.е. взять, брать; «вы» - вы, ваши (вспомните знаменитое славянское - «иду на Вы»); «вины» - вина, то есть то, в чём мы провинились, грешны; «щажь» - щадить; «ие» - их; «д'арьжи»; - держи; «объ» - рядом, около (объедки - то, что рядом с едой; объезд - рядом, около проезда). Перевод текста, написанного российским ведуном в V тыс. до н.э., звучит просто и понятно: «Дети примут ваши грехи; щадя их, держи вне круга (своих грехов)!»

Общий вывод после знакомства с праславянской письмен­ностью в целом и чтению тэртерийской надписи, в частности, прост и понятен: СЛАВЯНО-АРИЙСКАЯ ПИСЬМЕННОСТЬ ЯВЛЯЕТСЯ НАИДРЕВНЕЙШЕЙ НА ЭТОИ ПЛАНЕТЕ.

...а самым прекрасным и нужным для Расы
свод Заповедей Светлых они признавали, их начертали
они рунами в Саньтии...

Источник Жизни

Славяно-Арийские Веды




  1. Г.С. Белякова «Письменность наших предков». Журнал «Славяне», 1991.
  2. Там же.
  3. Г.С. Гриневич «Праславянская письменность», т.1. М., 1993.
  4. Сокровенный смысл - то есть сокрытый; тёмный и непонятный просто­му обывателю смысл слов и понятий.
  5. Гомер «Одиссея» (пер. В.А. Жуковского). М., 1986.
  6. Г.С. Гриневич. Указ. соч.
  7. Е.И. Классен. Указ.соч., с. 238.
  8. Е.И. Классен. Указ.соч., с. 73.
  9. Там же.
  10. Выпуск 1-й. Таб.V №18.
  11. Подробнее о любомудрии (философии) российских ведунов будет сказа­но во второй части книги.
  12. Unteritalische Dialecte. Tab.VIII, N1.
  13. Подробнее о тонких телах человека будет рассказано во второй части книги, гл.2
  14. Г.С. Гриневич. Указ. соч.
  15. «Велесова книга» - Происхождение слова «велес» таково: «вел» - вели­кий (отсюда - велеть); «ес» - ясный, светлый, т.е. свет; отсюда Бог Велес - Великий Свет - источник жизни.
  16. Дощечки Изенбека - тест Велесовой книги был вырезан на буковых дощечках, которые в 1919 году нашел во время гражданской войны офицер белой армии Марковского дивизиона Али Изенбек недалеко от станции Великий Бурлюк близ Харькова в разорённом имении князей Донских-Захаржевских. Судьба забросила Изенбека в Брюссель, где он в 1924 г. познакомился с Миролюбовым и дал ему возможность изучить эти дощечки.
  17. Ю.П. Миролюбов «Славяно-русский фольклор». Мюнхен, 1984 г.
  18. Ю.П. Миролюбов. Указ. соч.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты