Десионизация Синайская докстрина Моисея

Материал из wiki.rusovei.ru
Перейти к: навигация, поиск

Если во время недавней вьетнамской войны американские империалисты, как ученики мирового Сиона, выдвигали (казавшуюся кое-кому новой) идею «вьетнамизации войны», т.е. чтобы вместо них вьетнамцы убивали вьетнамцев, то для самого Сиона (ещё до захвата горы Сион в 1250 г. до н.э.) натравливание гоев против гоев было уже обычной практикой. В то время, как стравленные евреями арийцы-греки воевали с нашими предками – арийцами Трои, Моисей в течение сорока лет занимался программированием евреев на длительную перспективу. Способный ученик древнееврейских жрецов, сам жрец высоких посвящений, он знал, что любую, даже самую невероятную по наглости, идею можно осуществить. Но одной человеческой жизни для этого мало. Для этого мало даже жизни нескольких обозримых поколений. Но идея, фактически произнесённая через десятки и сотни поколений в первозданном, не подвергаемом диалектическому воздействию виде, может осуществиться полностью, как она задумана. Для этого нужна простая вещь: непререкаемая догматическая преемственность идеи. Английский масонский писатель Бернард Шоу в своей пьесе «Назад к Муфусаилу» пришёл к выводу, что только возврат к долгожительству Муфусаила – библейского пророка, жившего около 1000 лет, может спасти человечество от тех бедствий, на которые оно себя обрекает, т.к. 60-70, лет это не возраст для обретения настоящей мудрости. Моисей не был мечтателем, а практиком: если 50 поколений за 1000 лет пронесут в неприкосновенности идею, как если бы это был один человек, результат будет тот же без сказочного долгожительства. Для хранения идеи мирового господства он поручает своему брату Арону создать институт идеологических комиссаров-левитов; по сей день они через тысячи лет несут в догматической неприкосновенности идею синайской доктрины Моисея, Соломон лишь поставил её на практические рельсы. Хитроумные левиты заставляют гоев менять свои идеи почти как перчатки. Итак: полная преемственность для евреев и отсутствие таковой у гоев! Это краеугольный камень всего здания Сиона.

Теперь уже стало очевидным, что то, что в настоящее время называется перспективным планированием, зародилось по крайней мере в древнем Египте, где строительство одной пирамиды длилось зачастую в течение всей жизни фараона. Однако это было чисто экономическим планированием. Непревзойдённым до сих пор образцом идейно-политического и экономического планирования является перспективный план, составление которого приписывается израильскому царю Соломону, сыну царя Давида. Наиболее вероятными датами правления Соломона являются 1015–975 гг. до н.э. План Соломона был составлен им на перспективу в 3000 лет! Конечной целью этого плана является завоевание иудеями мирным путём мирового господства. Не исключено, что именно по этой причине этот израильский царь и получил своё имя Соломон или Шломо на иврите, что значит: «мирный», «миролюбивый». Безусловно, что при выработке своего плана Соломон воспользовался многотысячелетним опытом лучших жрецов древнего Египта, Двуречья и Финикии. Соломон вступил в брак по расчёту с дочерью фараона именно в этих целях, т.е. в целях доступа к опыту жрецов. Уже на четвёртом году своего царствования он начинает в Иерусалиме на горе Мориа постройку храма богу Яхве. Слово «мориа», также не имеет этимологии в семитских языках. Зато у всех арийцев «мор» – это «смерть». На этой горе у евусов был культовый жертвенник для заклания священных белых петухов и агнцев, которых они специально для этой цели выращивали. Свято место пусто не бывает. Во всём мире храмы новой веры, как правило, строились на фундаментах храмов предыдущей веры. Таким образом, святое место не пустовало. Иногда оставались нетронутыми даже какие-то внешние старые атрибуты, но идеологическое содержание вкладывалось новое. Люди продолжали приходить на привычное священное место, видели многие старые символы, слышали, что завоеватели на первых порах (до запрета) взывают вроде бы к той же Яви, как и они. Но пришельцы вкладывали в эту оторванную от Триглава ипостась уже совсем не то, что евусы-явепоклонники.

Соломон придавал новому храму огромное идейно-политическое значение: его грандиозность и великолепие должны были стать отправной точкой идеи всемирного господства, исходящего из этого храма. Золото и другие драгоценности, награбленные евреями при исходе из Египта, плюс огромная военная добыча при захвате Палестины щедро вкладывались в постройку идеологического учреждения с холодным расчётом завладеть всем золотом мира. Каждый иудей за счёт «двуногого гойского скота» должен, согласно этой идеологии, жить как в раю здесь, наяву, не принося пребывание в Яви в жертву надежде на блаженство на том свете. Вот в чем основная притягательная для евреев сила иудаизма, который с самого начала был задуман как многоприбыльное коммерческое предприятие, как опасная, но всё же с лихвой окупающая риск, профессия.

Тесная деловая дружба связывала Соломона с царем финикийского города Тира (Сура) Хирамом, который в течение всех 13 лет постройки храма поставлял Соломону строителей разных профессий, во главе которых стоял некий Адонирам из того же города Тира.

Бывшие кочевники евреи – дети Синая – сами строить не умели. Само строительное и измерительное дело в рамках существовавшего в древности на Востоке этнического разделения труда ассоциировалось с этнонимом «венед – гинду – хиндус». Поэтому у арабов и у евреев слово «хандаса» значит: «строительное дело», «инженерное дело», «геометрия».

Хорошо сознавая, что без опоры на технологический опыт и инженерное мышление венедского субстрата населения Палестины, без опоры на широкие арийские массы населения Древнего мира, окружавшего Соломоново царство и составлявших наиболее творческую силу этого мира, Соломон измыслил хитроумный план идеологической обработки гоев, план превращения гоев в послушное орудие «народа, избранного богом», а вернее, – избравшего себе бога по образу и подобию своему. Он решил превратить древнюю профессиональную цеховую структуру строителей своего храма в постоянно действующий политико-идеологический институт. Другими словами, он решил создать свою пятую колонну среди гоев. Эта пятая колонна получила впоследствии от французского слова – «каменщик» название масонства или франк-масонства (свободных каменщиков), потому что большую часть работ при строительстве храма Соломонова вели каменщики. Есть и другие данные, говорящие в пользу существования масонства задолго до Соломона. Во всяком случае, после открытия Колумбом Америки там были обнаружены ритуальные символы, полностью идентичные с масонской символикой в ложах Старого Света. Однако, для нас это практическое значение в настоящее время не представляет, так как если даже система масонства и существовала до Соломона, то она имела совершенно другие цели, несравненно более благородные и чистые, нежели те, которые преследовал организованный преступный мир, захвативший Палестину в 1250 г. до н.э. Но египетские жрецы, выпустившие из своей бутылки этого страшного джинна, уже не только не могли им управлять, но вскоре сами оказались подмятыми своим дьявольским порождением. Для нас важно то, что масонская система в аранжировке Соломона и К° качественно также отличается от ранее существовавшей системы, как венедская Явь качественно отличается от иудейского Яхве. Иными словами, речь идёт опять же не столько о внешнем сходстве формы, сколько о внутреннем содержании. Благородная этика и эстетика венедов и вообще арийцев была заменена на оголтелый расизм, который внедрился в головы иудеев как идеал поведения и образец прекрасного.

Важно также и то, что по замыслу Соломона, гои-масоны должны играть среди непосвящённых гоев или профанов роль незримых идеологических вождей, которые незаметно для прочих гоев должны исподволь формировать их сознание и общественное мнение в нужном для их хозяев-раввинов направлении.

Иудеи оседлали и извратили не только ипостась Яви. Они взяли на вооружение также венедское представление о человеке (народе) как о триединстве разума, энергии и материи. В два взаимопереплетающихся неразъёмных треугольника, образовавших известную звезду Давида или Маген-Довид, была заложена идея мирового господства евреев над всеми гоями мира: своего рода абстрактный символ «союза» всадника (иудеев) и лошади (эксплуатируемых гоев).

рисунок 2

Символика мирового господства, заключённая в Маген-Довиде, сводится к следующему: иудеев на земле мало, но разум их высок, а материи и энергии количественно мало: у гоев очень велика масса материи и энергии, но разум низок (они ведь всего лишь двуногий скот); вывод: необходимо так соединить оба треугольника, чтобы иудейский разум управлял не только собственной энергией и материей, но и всем гойским треугольником, т.е. превратить иудеев в международный класс эксплуататоров.

По эстетическим воззрениям иудеев они составляли светлое триединство, в то время как гои – тёмное. Все гои мира по плану-трёхтысячелетке Соломона должны быть осёдланы иудейским триединством. Гойский разум принижается, как бы загоняется в землю, хоронится и постепенно погребается в ней. Однако, пусть в приниженном состоянии, но в общей массе у гоев ещё хоть плохенький, но ещё остается разум. Масоны и каббалисты называют Маген-Довид гексаграммой.

В авангарде гоев по этическим нормам Соломона и К° идёт такая их часть, которая добровольно отказывается от самостоятельного мышления и становится (не бескорыстно для себя) слепым исполнителем того, что исходит от разума иудеев. Этот символ называется звездой Соломона или Маген-Шломо. Масоны и каббалисты называют его также пентаграммой. Разум гоев в ней отсутствует.

рисунок 3

Каждый, символ имеет по Каббале 77 значений, из которых 76 ложных и только одно – истинное. Правда, эти ложные значения, в той или иной мере также в итоге работают на международный Сион.

В иудейской каббалистике почитаема книга Гершеля Шанкса «Иудаизм в камне», Вашингтонское библейское археологическое общество, 1979. Вся книга – яркое свидетельство отсутствия самобытности иудеев в архитектуре. Все иудейские синагоги и дворцы – либо перестройка и просто переделка древних арийских храмов и дворцов, либо они строились для иудеев арийцами-эллинами и другими. Только вклиненные в арийские архитектурные формы звёзды Давида и Соломона и меноры-семисвечники опошляют строгий арийский стиль.

Вот рисунок реконструкции синагоги в Капернауме (на северном берегу Тивериадского озера).

рисунок 5

Согласно евангельской традиции, в этой синагоге проповедовал сам Иисус Христос. А вот орнаменты на сохранившихся по сей день руинах этой синагоги, которые самими израильскими археологами датируются почему-то II-III веками нашей эры. Видимо, это всё та же, как у старой проститутки, страсть иудаизма выглядеть хоть на 2-3 века, но моложавее в тех аспектах, которые кричат об его миродержавных страстях. На странице 61 мы находим фотографию одного из фрагментов руин этой синагоги с пентаграммой, она же звезда Соломона или печать Соломона, символ неразрывной организационной связи масонов со своими хозяевами из золотой пирамиды, помеченной Маген-Довидом.

Относящаяся к этому фотоснимку с натуры подпись гласит, что де в то время ни пентаграмма, ни гексаграмма, высеченные на камнях этой синагоги, не имели специального еврейского значения. Вот уж действительно – на воре шапка горит! Остаётся лишь спросить, какое же из 76 ложных каббалистических значений имели эти звёзды, когда на них взирал иудейский националист-«интернационалист» Иисус Христос, проповедуя, что в его интернационале «нет ни эллина, ни иудея»? Но ведь он знал, что выполняет заказ по формированию массовой масонской ложи для гоев, которые будут заслонять иудеев своей грудью ради трёхтысячелетки.

Нa самом деле, связь Маген-Довида с печатью Соломона – это связь иудейского всадника со своей масонской лошадью. Арийский интерьер синагоги в Капернауме (по-арабски – Кафр Нахум) в свою очередь осёдлан этой мелкой по форме, но ядовитой по содержанию иудо-масонской символикой, которая, будучи включена в книгу под таким красноречивым названием, как «Иудаизм в камне», ещё и ещё раз подчёркивает неразрывную связь каменщиков-масонов со своими иудейскими хозяевами, связь, цель которой – выполнение миродержавных предначертаний плана-трёхтысячелетки царя Соломона.

Точно таким же Маген-Довидом сионисты пытались загадить наш юбилейный рубль («Правда», 20.Х.77 г.)

Сионская провокация, своевременно разоблачённая автором «Десионизации», с треском провалилась: два вагона уже готового рубля переплавили и заменили другими – без Маген-Довида.

Троя, судя по описаниям Гомера, была очень богатым городом. Микены же были ещё богаче. Гомер везде называет этот город «златообильным». Околдованный «сокровищами царя Приама», Шлиман принялся за поиски нового клада и, кто бы мог себе это представить, нашёл его!

Клад, найденный Шлиманом, был огромен. Лишь много позже, уже в нашем столетии, его превзошла знаменитая находка Карнарвона и Картера в Египте. «Все музеи мира, вместе взятые, не обладают и одной пятой частью этих богатств», – писал Шлиман.

В первой могиле Шлиман насчитал пятнадцать золотых диадем – по пять на каждом из трёх усопших; кроме того, там были золотые лавровые венки и украшения в виде «свастик».

В другой могиле – в ней лежали останки трёх женщин – он собрал более 700 тонких золотых пластинок с великолепным орнаментом из изображений животных, медуз, осьминогов. Золотые украшения в форме львов и других зверей, сражающихся воинов, украшения в форме львов и грифов, лежащих оленей и женщин с голубями... На одном из скелетов была золотая корона с 36 золотыми листками: она украшала голову, уже почти обратившуюся в прах. Рядом лежала ещё одна великолепная диадема с приставшими к ней остатками черепа. Он нашёл ещё пять золотых диадем с золотой проволокой, при помощи которой они закреплялись на голове, бесчисленное множество золотых украшений со «свастиками», розетками и спиралями, головные булавки, украшения из горного хрусталя и обломки изделий из агата, миндалевидные геммы из сардоникса и аметиста.

Идея неразъёмного сплетения всего гойского с целью заставить гоев работать на мировой Сион веками и тысячелетиями вкладывается в разного рода иудейско-сионские каббалистические символы. Так 26 сентября 1978 года израильская газета «Джерусалем пост» поместила на целую полосу рекламу памятной медали, выпущенной в золотом, серебряном, золочёном и серебряном исполнениях в честь кэмп-дэвидских соглашений. При этом в официальном описании медали говорится, что лицевой стороной являются не лица Бегина, Картера и Садата, как это можно было бы естественно предположить, а та сторона медали, на которой – неразъемлемое сплетение с иудейским Маген-Довидом и мусульманского полумесяца, и христианского креста.

Характерно, что левый (энергетический) угол Маген-Довида подобно вампиру высасывает и из христиан и из мусульман их энергию. Правый угол шестиконечника (плотская масса иудеев) ни с какой другой плотью не смешан и блюдёт расовую чистоту иудеев, как бы выдвигает её на первый план. Верхний угол Маген-Довида (иудейский разум), как и положено по иудейской и сионистской доктрине, выше и креста и полумесяца. В то же время разум гоев превращен на символике медали в некое подобие канализационного стояка, который одновременно является нижней частью креста. Этим ещё раз подчеркивается, что итогом христианского иудофильства является их полное откупление и потеря собственного духа и разума, который постоянно спускается в отходы.

Конечно, в официальном описании говорится, что внутрипроникающее переплетение трёх религиозных символов является символом сосуществования. Однако это не более, чем одно из 76 ложных значений, предусмотренных Каббалой. На самом деле это лишь ещё раз подтверждает ту истину, что любое сотрудничество с Сионом заканчивается союзом всадника и лошади, при котором Сион всегда становится всадником, осёдлывающим всё и вся.

И та же газета «Джерусалем пост», спустя всего лишь десять дней – 6 октября 1978 года, опубликовала на 3-й странице статью своего специального корреспондента из Тель-Авива, в которой сообщалось, что довольно известный в Израиле архитектор Цви Лиссар, вдохновлённый результатами Кэмп-Дэвида, забросил все дела и за четыре дня разработал модель комбинации синагоги, мечети и церкви, которые должны быть сооружены на высшей точке Синайского полуострова – горе св. Екатерины, называемой также горой Моисея, на которой, согласно Ветхому Завету, он беседовал с богом и получил от него скрижали завета, т.е. 10 заповедей, легших в основу иудаизма, а от него, в свою очередь, и в основу христианства и ислама.

Газета сообщила, что 5 октября Цви Лиссар отослал фотографии своей модели Менахему Бегину и другим израильским руководителям, а также Садату и Джими Картеру. При этом никто иной, как Садат выразил желание такого строительства на «исторической синайской горе», на которой в назидание для будущих поколений он требовал подписать и мирный договор с Израилем.

Как видно на публикуемой газетой фотографии, в символику экуменического единства заложены те же символы, что и на медали в честь Кэмп-Дэвида; синагога увенчана Маген-Довидом, церковь – крестом, а мечеть – полумесяцем. В центре – соединяющая три храма площадь, на которой – минарет, увенчанный Маген-Шломо (звездой Соломона). Мечеть должна быть обращена к Мекке, а ковчег завета синагоги – к Иерусалиму. Одно из 76 ложных значений этой архитектурной символики, т.е., согласно официальному толкованию автора проекта, – это идея кооперирования и братства, которая подкрепляется взаимосообщающимися ходами между тремя зданиями под общей площадью. Однако Израиль – государство жёстко теоретическое: без решения главного раввина там не действуют ни президент, ни кнессет. Лиссар сказал, что ныне его архитектурная модель соответствует инструкции главного раввина Израиля Шломо Горена, чтобы синагога не соединялась с двумя другими секциями, т.е. ни с мечетью, ни с церковью. Таким образом, идея «кооперирования и братства» и здесь отгораживает «богоизбранных» от трефиных (нечистых гоев). Стало быть, экуменизм, с идеей которого так усиленно носятся ныне и иудеи, и христиане, выгоден только для иудеев. А ведь никто иной, как бывший краковский кардинал – иудофил Карел Войтыла, игравший в Польше роль своеобразного акад. А.Сахарова в сутане, Войтыла, ставший ныне Папой римским Иоанном-Павлом II, так усердно подстрекает к экуменизму, к общей активизации всех культов в так называемой борьбе за права человека в странах социализма, одновременно требуя от католического духовенства Латинской Америки прекратить поддержку борьбы против засилья американо-сионского капитала. А у нас вислоухая агентура Солженицына толкает лиц с идейным вакуумом добровольно вернуться в христианский интернационал иудофилов.

Иными словами, эта агентура стремится к гальванизации христианской иудофилии, к ресионизации того, что уже, пусть болезненно, но с пользой для нас, десионизировано. Перед христианством, как и в прежние времена, ставится задача пробить в нашем сознании сначала небольшую трещину, через которую на наши мозги стало бы вновь свободно капать его иудофильское зловоние, постепенно превращаясь во всё захлёстывающий мутный поток поклонения перед «богоизбранными». За примерами ходить далеко не нужно: вершиной христианской иудофилии наших дней является христианская секта «макуя» в Японии, на которой следует остановиться подробнее, поскольку история возникновения и утверждения этой секты – яркий пример того, каким образом иудо-масонская критическая масса может быть создана на совершенно лишённой иудейского присутствия почве, такой как японская.

Известно, что среди всех наиболее развитых капиталистических стран Япония ещё по сей день менее других подвержена засилью сионистского капитала непосредственно. Причина этого кроется в практическом отсутствии в этой стране прямых носителей иудаизма, которые могли бы составить иудо-масонскую критическую массу. Это обстоятельство давно беспокоило наиболее крупных представителей сионского капитала. Так автор книги «Япония, нацисты и евреи» Давид Кранцлер, опубликованной в 1971 году в Нью-Йорке и основанной более чем на 50 тыс. источниках и документах, отмечал, что у «японцев существует преувеличенное мнение о силе еврейского финансового и политического влияния» и что, уважительно опасаясь их, японцы не дают им проникать в свою страну. Как указывает Кранцлер, мнение это восходит ещё к периоду русско-японской войны 1904-1905 гг., «когда предоставленные японскому правительству займы от американского еврейского финансиста Якова Шиффа, на которые было построено, в частности, более половины японского военно-морского флота, сыграли решающую роль в поражении русского Балтийского флота». («Джерусалем пост», 9.9.1976 г., стр. 1,3). Как указывает Дэвид Кранцлер, «Шифф до сих пор рассматривается верным другом Японии и о нём говорят с почтением». Именно деловые контакты, которые были установлены между международным иудо-масонским комплексом в лице Якова Шиффа и японским правительством в начале нашего века, продолжают оставаться стержневыми в этих отношениях по сей день. Даже в период II мировой войны, по данным того же Кранцлера, японцы очень ласково обошлись с большой группой еврейских беженцев из европейских стран, скопившихся в Шанхае. Сионистские предприниматели из числа этих беженцев при содействии японских оккупационных властей процветали в Манчжурии и других частях Китая, нещадно эксплуатируя китайцев, и помогали кайфынским евреям пробираться в мозговой аппарат Гоминдана и ЦК КПК. Так они ставили сразу на двух «лошадей», в расчёте на то, что кто бы не пришёл к власти после ухода японцев, во главе будут стоять коренные китайские (кайфынские) евреи, предки которых впервые появились в Китае ещё в VII в н.э. Любопытно и то,* что еврейские беженцы из Европы пытались даже быть посредниками между американцами и японским правительством, стараясь предложить США заключение сепаратного мира с Японией. Естественно, что эти еврейские коллаборационисты с одной из держав фашистской оси остались безнаказанными после победы над Японией: «богоизбранным» всё можно!

Ещё в период войны еврейские предприниматели из числа «обездоленных» беженцев установили прочные деловые связи со своими японскими коллегами по бизнесу. Причём наиболее тесное сотрудничество установилось с японскими капиталистами из числа очень незначительной в Японии прослойки христиан. И это понятно: с христианами, с детства иудофильствующими в рамках Ветхого и Нового Заветов, договориться легче, чем с подавляющей массой японцев-синтоистов – приверженцев национальной «языческой» японской религии, требующей строго соблюдать и хранить чисто японские духовные и нравственные ценности и не допускать их разложения иностранцами. А ведь именно тот факт, что в Японии господствующей идеологией осталось истинно национальное «язычество» – синтоизм, дало этой стране и её народу возможность не только избежать колониализма западных держав, но и стать единственной высокоразвитой индустриальной державой среди всех стран с так называемым «цветным» населением. В то время, как все остальные страны с «цветным» населением, в которых господствующими стали космополитические идеологии (религии), не признающие национальной самобытности коренного населения, особенно христианизированные страны, прочно подпали под прямое или скрытое колониальное господство и до сих пор, несмотря на достижение независимости, остаются пребывать в разряде слаборазвитых, т.е. по сей день являются лёгкой добычей мирового сионского капитала.

Весной 1917 года Яков Шифф выдал Троцкому (еврею) субсидию для устройства в России социальной революции. Нью-Йоркская газета «Форвард» – ежедневный еврейско-большевистский орган, принимала деятельное участие в том же направлении.

В то же самое время в Стокгольме еврей Макс Варбург поддерживал Троцкого и Ко. Вся эта компания была поддержана также Вестфальско-Рейнским синдикатом и Животовским – евреем, женатым на сестре Троцкого.

Япония, к сожалению Сиона, такой лёгкой добычей быть не может, пока в ней не будет создана иудо-масонская критическая масса. Создание её было поручено одному из японских капиталистов-христиан, преуспевавших ещё во время II мировой войны на сотрудничестве с вышеуказанными «обездоленными» беженцами-эксплуататорами китайцев. Им явился некий делец Икурс Тешима. После войны он постепенно всё более и более забрасывает свой процветающий бизнес и углубляется в религиозные искания, становится профессором богословия, организует новую христианскую секту под названием «макуя», что означает: скиния завета. На иврите она звучит – «мишкен», т.е. тоже начинается с буквы «м». Поэтому профессор Тешима избирает эмблемой своей секты иудейский семисвечник с еврейской буквой «мэм» посередине. Уже бытующая среди членов секты легенда гласит, что в мае 1948 года (как раз в день провозглашения сионистами государства Израиль) на Тешиму снизошло мистическое откровение. «В этот день на самом южном острове Японии – Кемомото родилось движение «макуи», – радостно восклицал израильский журнал «Израэл дайджес» 18.8.1978 года на стр. 11-12. – Забросив все предприятия своего бизнеса, Тешима посвятил всего себя распространению своей вновь обретённой веры». Ясно, что никакой мистики здесь не было и откровение на Тешиму снизошло из вполне земных сионистских сфер, которые ещё со времён Якова Шиффа мечтали заполнить «японский вакуум» присутствием своей критической массы. Тешима успешно выполнил социальный заказ своих хозяев. В настоящее время фанатические приверженцы его секты насчитывают более 50 тыс. членов во всех концах Японии и даже среди японских общин в Мексике, Бразилии и США. Своё низкопоклонное иудофильство члены «макуи» выражают, в частности, в том, что изменяют свои японские имена на ветхозаветные иудейские. Масонские «ценности» также не обойдены обожанием. Глава секты именуется «мастером». Сохраняется принцип семейственности в руководстве сектой. Нынешний мастер «макуи» женат на дочери основателя секты проф. Тенимы. В 1978 году из Акиры Йиндо он превратился в Акиву Джиудо (или Иудо). Его жену – смазливенькую японку – ещё её папа назвал Эстер. Три её брата также имеют иудейские имена. Сын Акивы и Эстер назван еврейским именем Ашрей.

Рядовые члены секты называются «учениками». Акива говорит, что между мастером и учениками существует очень прочная связь. Он утверждает, что движение растёт численно, следуя по пути своего основателя. «Мы, – вещает Акива, – тоже хотим участвовать в строительстве Сиона. Воодушевлённые воссозданием Сиона и основанием государства Израиль, мы, Макуя – новые сионисты, смело смотрим вперёд в ожидании пришествия небесного Сиона». Также из арсенала масонских лож заимствован и макуйский термин «встречать свет жизни». Он восходят к масонскому кумиру Люциферу, т.е. в переводе с латинского – Лучезару, Светозару, Светочу. Но всё это в общем бутафорская масонская мишура. Главный же принцип секты: «БЕЗОГОВОРОЧНАЯ ЛЮБОВЬ К ИЗРАИЛЮ». Это настоящий символ веры японских сионистских сектантов, то, ради чего и создана секта. Практически член секты сразу посвящается в то, во что обычный масон – только в 30-й степени кадоша. Таким образом, в «макуе» происходит формирование в голове гоя-японца психологии почти иудейской, как бы на уровне ускоренной подготовки в ульпане – минуя длительную стадию масонства 1-29 степеней, сразу в кадоши.

При разработке своего «мистического откровения» проф. Тешама около двадцати раз посещал Израиль. Особенное влияние на выработку «новой веры» оказали взгляды хасидов – открыто расистской секты внутри иудаизма. Достаточно сказать, что именно приверженцы этой секты формируют основные кадры религиозно-националистического блока Ликуд в Израиле во главе с матёрым террористом Менахемом Бегиным. В Израиле Тешима встречался с такими столпами расистской философии сионизма, как Мартин Бубер, Гуго Бергман, Абрахам Хешель. Показательно, что французские авторы Луи Повель и Жак Бержье в своей книге «Утро магов» приводят интересные данные о тайных связях на «мистической почве» между Мартином Бубером и ближайшими сотрудниками Гиммлера. Не исключено, что связь Тешимы с Гиммлером и Мартином Бубером ещё всплывёт во всей неприглядности своих красок.

Одним из главных практических последствий снизошедшего на Тешиму откровения стало постоянное направление новых, и, особенно, молодых членов секты в Израиль. Основная часть их бесплатно работает в киббуце Хефциба в Верхней Галилее, где они одновременно изучают язык иврит. Меньшая часть учится в различных учебных заведениях Израиля. Как бы то ни было, но уже на протяжении многих лет в любой момент года в Израиле постоянно находится около 50 членов «макуи» со сроком пребывания от 1 года до 10 лет. Это не считая многочисленных кратковременных визитов сектантов. Во время учёбы в Израиле главный упор делается на предметы, связанные с Ветхим Заветом, географией, историей, языком Израиля, естественно, в сионистской интерпретации. Как правило, все члены секты в кратчайший период очень хорошо овладевают языком иврит. Члены секты издали первый японо-ивритский словарь на 8 тыс. слов и выражений, выпустили книгу песен на иврите с нотами 75 израильских мелодий. Многие песни переведены на японский язык. Пение и танцы являются неотъемлемой частью макуйского ритуала, что также заимствовано из раннего хасидизма и весьма способствует вовлечению в секту молодежи. Брат Эстер – Яков, второй сын проф. Тешима, был первым японцем-выпускником Еврейского университета в Иерусалиме, защитившим затем докторскую диссертацию по философии на тему сравнения буддизма и хасидизма. В настоящее время он преподаёт в Лос-Анжелесе в Университете иудаизма. Стараясь выразить везде, где только можно, свою безоговорочную любовь и поддержку Израилю, члены секты повсеместно носят лапсердаки специального покроя. Эта ритуальная одежда выполнена в бело-голубых цветах израильского флага с огромной звездой Давида на спине. В таком облачении члены «макуи» шествуют по улицам Иерусалима, поют у Стены плача, часто выступают по израильскому телевидению и на подмостках различных зрелищных заведений Израиля. Молятся члены секты в любых пустых помещениях, которые они приспосабливают для этой цели. Так, в упомянутом выше киббуце Хефциба под макуйский молитвенный дом приспособлен один из каменных резервуаров-цистерн, устроенных внутри горы для сбора дождевой воды. Кроме портрета основателя секты, в помещении ничего нет. Официальная японская христианская церковь рассматривает секту как еретическую. Специальных священнослужителей у «макуи» нет. Мастером становится наиболее квалифицированный член в каждой местности. Общеяпонским «гроссмейстером» является вышеупомянутый Акива.

В 1973 году во время арабо-израильской войны японское правительство заняло проарабскую позицию. В ответ на это проф. Тешима призвал всех своих последователей прибыть в столицу. Около 30 тыс. членов секты со всех концов Японии и даже из заграничных отделений «макуи» откликнулись на призыв «великого мастера» и явились в Токио в своих ритуальных лапсердаках, размахивая израильскими флагами и распевая израильские песни. Скандируя произраильские лозунги, они прошли по улицам японской столицы мимо Тешимы, стоявшего с молитвенно сложенными руками в открытом автомобиле. Следует, однако, полагать, что эта беспардонная демонстрация иудофильства не пришлась по вкусу японским синтоистским божествам: сразу после демонстрации Тешима был доставлен в больницу, где вскоре и умер. После этого место общеяпонского «великого мастера» макуйской секты занял Акива.

Грозное предостережение синтоистских богов, видимо, не пошло Акиве впрок. И когда осенью 1975 года Генеральная Ассамблея ООН приняла известную резолюцию, осуждающую сионизм, как одну из форм расизма и расовой дискриминации, члены «макуи» по призыву своего «гроссмейстера» направили Генеральному секретарю ООН Курту Вальдхайму свою петицию протеста против этой резолюции, под которой было собрано 37 тыс. подписей членов секты из самой Японии и других стран. Аналогичные послания были направлены премьер-министру Японии Такео Мики, министру иностранных дел Кинчи Мийя, а также ряду японских газет.

Практический трудовой вклад членов секты в строительство израильской экономики ещё в 1976 году выразился только в одном упомянутом киббуце Хефциба – 10 тыс. деревьев, посаженных в ранее пустынной местности. Оказывают члены секты также медицинскую помощь израильтянам в рамках «Красной звезды Давида» (что-то вроде израильского Красного креста). Но расисты остаются расистами, как писала израильская журналистка Лили Эйлон: «израильтяне всегда фамильярны, когда стоят по сторонам улицы, по которой шествуют люди с улыбающимися азиатскими физиономиями, говорят израильтянам «Шалом!» и выкрикивают на безукоризненном иврите лозунги о своей безграничной поддержке Израиля» («Израэл дайджест», 18.8.1978 г.).

А ведь именно такую русскую «макую» – церковь обожателей скинии-завета – пытаются возродить у нас и Александр Солженицын, и попик-выкрест Александр Мень, и попик-масон Димитрий Дудко, и их ментор-наставник Михаил Агурский и прочие ревнители экуменизма всех мастей под дымовой завесой возрождения «истинно русского православия, свободного от большевизированной Московской патриархии», – по словам Иоанна Сан-Францисского.

Ведь даже и без экуменизма возрождение так называемого «национального русского» вероисповедания на практике ведет к расширению и без того достигшего опасных размеров иудофильства, которое в наши дни, как никогда ранее, есть масонская база контрреволюции, так как иудофильство – это пятая колонна сионизма – ударного передового отряда современного империализма. Стало быть, всякий, впадающий в ту или иную форму иудофильства, предаёт жертвы нашего народа во имя превращения нашей страны в мощнейшую мировую державу, стоящую на страже порабощения человечества империализмом, а в конечном итоге порабощения всех гоев оголтелым сионским зверем.

В диссидентских кругах, примыкающих к псевдорусской платформе Солженицына, принято называть православие «национальным русским вероисповеданием». Давайте посмотрим, что же несёт оно уже в течение почти 1000 лет русским людям на практике, чем наградил нас Владимир равноапостольный?

Главной священной книгой иудеев является Ветхий Завет. Главной священной книгой христиан – Библия, состоящая из двух частей – Ветхого Завета (примерно 80% Библии) и Нового Завета (около 20% Библии). Итак, христианство составляет с иудаизмом практически одно общее идеологическое древо, на котором Новый Завет – лишь малые побеги и веточки. На словах христиане веками стараются отмежеваться от иудеев, доказать даже, что они де с ними антиподы, по крайней мере – два качественно различных плода. Христиане даже, не смущаясь своей однодревности с иудеями, сравнивают иудаизм со зловонием, а христианство с ароматом. Но как могут на одном древе соседствовать мерзость и пряность, отрава и лекарство? Уже сам факт сосуществования на одном дереве должен был бы заставить христиан задуматься, но они, к сожалению, не задумываются. Мрачное соседство их не коробит, вонючая смрадная идеология Ветхого Завета – общая для тех и других – их не беспокоит, сплошь преступно-уголовные биографии библейских персонажей и гнусные лики этих уголовников на иконах – их глаз не смущает. Они веками поклоняются этим иудейским ликам, слышат и шепчут с благоговением их иудейские имена и это их слух не оскорбляет. Более того, в честь этих уголовников они сами были наречены и продолжают давать эти имена своим детям и внукам. Произошел парадокс: еврейские имена Иван, Михаил, Мария и т.д. стали считаться чисто русскими, в то время как многие евреи стали Станиславами, Брониславами, Владимирами и Святославами, вызывая тем самым у русских и прочих славян определенные антипатии к своим собственным именам при выборе имен для своих детей. Это тоже один из приемов, как, оплевывая свое, насаждать иудофильство. И указанный парадокс – не случайность, а логическая закономерность христианского иудофильства, христианской интернационализации.

Русские православные, тем не менее, веками претендуют, что якобы именно они по-настоящему правильно любят и славят Библию, Христа и иже с ними. Около 1000 лет во всех храмах на всех службах и при всех требах славят иудейские персонажи ежедневно в молитвах, проповедях и песнопениях, превознося их до небес и даже выше. Себя же при этом низвергая до преисподней и даже ниже. Такая традиция оплёвывания своей жизни, своей истории, своей культуры, своих великих и славных деятелей незримыми корнями упирается в христианскую интернационализацию.

Тайно (внутренняя молитва) и явно (голосистые дьяконы) ежедневно сравнивают себя русские православные по тому или иному поводу с каким-нибудь ветхозаветным или новозаветным иудеем и, находя сходство в делах и поступках, гордятся таковым: мы де тоже израильтяне! В средние века называть русский народ народом израилевым было особо лестным для православного слуха: вспомнить хотя бы переписку Ивана Грозного с Курбским.

Насколько православное богослужение пронизано и пропитано иудейским духом, его мнимыми «ценностями» и самими иудеями, не только атеистам, но даже и рядовым верующим трудно представить. Это знали, видимо, только священнослужители, но и они, по общей малограмотности и слепом некритичном звучании литургии и проч., не видели в библейских иудеях ничего, кроме представителей так высоко чтимого христианами «богоизбранного народа». Языковый барьер церковно-славянского языка, на котором происходит богослужение, также многое скрывал и скрывает. Иудофильский интернационализм православия хорошо маскируется и русской, арийской в основе, архитектурой храмов, и русской живописью икон и фресок, лики иудеев, которые в большинстве своем сильно руссифицированы, иногда ласкают взгляд благообразностью, и русской резьбой по дереву и камню, и чеканкой, и славянской вязью и, наконец, тем, что в храме присутствуют прихожане исключительно русской национальности. Но тем хуже, коварнее от этой русской по форме церкви её иудофильское безродно-космополитическое содержание!

Чтобы не быть голословным, обратимся к практическому «русскому» православию. Попытаемся выяснить, из чего состоит ежедневное православное богослужение? Каков удельный вес в нем Ветхого Завета, т.е. чистого иудаизма? Каков удельный вес новозаветных текстов, т.е. иудаизма, реформированного и слегка приглаженного для гоев? И что же русского в этом богослужении, каков его удельный вес?

Ежедневное богослужение в русской православной церкви состоит из следующих частей: полуношница, утреня, чтение частов, литургия (обедня), вечерня и повечерие. Совершаются также мелкие службы-требы: крестины, молебны, венчания, панихиды, отпевания покойников и др. Остановимся на этом богослужении подробно:

  • ПОЛУНОШНИЦА начинается обычно для всех служб: молитва к Св. Духу («Царю небесный...»), Трисвятое, молитва к Св. Троице и евангельская молитва «Отче наш...» После такого краткого начала читается ветхозаветный Псалтырь: псалмы Давида № 50 («Облагодетельствуй по благоволению твоему Сион; воздвигни стены Иерусалима... тогда возложат на алтарь твой тельцов» – так кончается этот псалом) и № 118, затем символ веры, повторение «начала», тропари[1] в честь праздника или святого и несколько молитв; затем чтение псалмов № 120 («Не дремлет и не спит хранящий Израиля») и № 133 («Благословит тебя Господь (т.е. Яхве в тексте оригинала на иврите) с Сиона»). Далее – повторение «начала», тропаря праздника или святого, молитва и, наконец, небольшая заключительная часть, называемая «отпуст». Итак, обычная полуношница состоит на 70% из чистых ветхозаветных, т.е. чисто иудейских, текстов и на 30% – из причудливой компиляции ветхо- и новозаветных текстов. Программирование иудофильства – налицо! А в субботние и воскресные дни усиливается главным образом за счет введения дополнительных псалмов Давидовых.
  • УТРЕНЯ. «Начало» – обычное, псалмы № 19 («Да защитит тебя имя Бога Иаковлева; да пошлёт тебе помощь из Святилища и с Сиона да подкрепит тебя») и № 20, повторение «начала», тропари в честь Креста и Богородицы, затем псалмы №№ 3, 37, 62, 87, 102, 142 (так называемое шестипсаломие), ектения[2] и пять стишков – по шесть-восемь слов каждый – в честь израильского бога на тексты из Ветхого Завета; последний стишок подчеркивает мысль о том, что этот бог положил во главу здания камень (т.е. «народ израилев») и каждый должен споткнуться об него и признать его за краеугольный камень в мировом здании. В этом месте утрени за семь дней недели прочитывается три четверти всего Псалтыря, а остальная часть дочитывается в те же дни на вечерне. Иными словами, еженедельно православный христианин имеет возможность прослушать все 150 псалмов Давидовых! Затем следуют два тропаря, псалом № 50 и далее – канон – миниатюрная служба в службе, посвящённая конкретному (по расписанию на год) празднику или святому. В иной день может читаться до четырех канонов. Канон состоит из 9 песен – по 10–15 слов каждая, сопровождаемых несколькими тропарями (до четырех). Рассмотрим их содержание.

Первая песнь всегда посвящена победному исшествию евреев из Египта. Израильтяне и сопричисляющие себя к ним молящиеся православные ежедневно ликуют и радуются поголовной гибели египетских первенцев у людей и скота, гибели египетского войска вместе с фараоном в пучине Красного моря, восславляя за эти злодеяния израильского бога, который для христиан – бог всемирный: «Яко по суху путешествовал Израиль... фараона видя потопляема!»

Вторая песнь, певаемая только в великий пост, высказывает хвалебные мысли о Моисеевом законе, о Второзаконии.

Третья песнь рассказывает нам о так называемом еврейском чуде: способности евреек рожать детей (будущих великих евреев) без участия мужчин. В частности воспевается некая Анна, мать пророка Самуила, одна из первых родившая великого еврея без участия мужчины.

В четвертой песне прославляются проречения еврейского пророка Аввакума.

В пятой – проречения еврейского пророка Исайя.

В шестой – молящиеся русские православные призывают спасти их, как некогда израильский бог спас некого еврея Иону из чрева кита.

В седьмой песне прославляются три еврейских отрока, которых некогда в Вавилонебросили в огненную печь, но тот же израильский бог спас их от неминуемой смерти, ниспослав с неба росу, мгновенно угасившую огонь.

В восьмой песне прославляется «Бог израилев, ... сотворивший небо и землю».

В девятой песне воспевается еврейка Мария, последняя из избранных иудеек, родившая сына Иисуса «неизреченно», т.е. не познав мужчину. Перед этой песней идут стихи от Евангелия от Луки с хвалой израильскому богу за то, что тот, наконец, «воспринял Израиль», проявил к нему милость в согласии с обетом Аврааму и потомству его: еврейка Мария, наконец, забеременела на предмет рождения так ожидаемого всем еврейским народом мессии.

После канона опять идут напевы псалмов № 148 и № 149, несколько тропарей (стихир) в честь праздника или святого, затем великословие – 175 слов компиляции ветхо- и новозаветных текстов, ещё тропарь, две ектений и отпуст. Подсчет показывает, что 69% утрени заняты чисто ветхозаветными текстами, остальные компиляцией ветхо- и новозаветных.

  • ЧАСЫ. После утрени читаются так называемые часы: их четыре. Согласно разъяснениям православной церкви на 1-м часе вспоминается суд над Христом у Пилата; на 3-м – сошествие на апостолов Святого Духа; на 6-м – страдания Христа на кресте; на 9-м – крестная смерть Христа. Однако, как ни странно, все четыре часа состоят только из ветхозаветных псалмов и крошечных тропарей в честь праздника или святого. Во времена составления псалмов Давидовых, как известно, ни Христа, ни Пилата, ни апостолов не было и непонятно, как можно ветхозаветными текстами напомнить слушателям часов о Пилате или об апостоле Павле. Но ближе к делу:

1-й час состоит из псалмов №№ 5, 89, 100, двух-трёх тропарей компилативной молитвы;

3-й час – псалмы №№ 16, 24, 50 плюс концовка первого часа со своей молитвой;

6-й час – псалмы №№ 53, 54, 90 плюс концовка 1-го часа со своей молитвой;

9-й час – псалмы №№ 83, 84, 85 плюс концовка 1-го часа со своей молитвой.

Таким образом, 75% каждого часа занято чисто ветхозаветными текстами, а остальное – компиляции.

  • ЛИТУРГИЯ или ОБЕДНЯ. Основная служба дня начинается с ектинии, затем следуют псалмы №№ 102 и 145, затем компиляция из 35 слов, новозаветный «Блаженны нищие духом...», тропари, прохимеи на каждый день, затем Апостол, т.е. отрывок из новозаветных деяний Апостолов и отрывок из Евангелия; здесь же начинается поминовение здравствующих и усопших, выход служителей из алтаря на амвон с дарами, призвание Святого Духа для превращения предложенных даров (хлеба и вина) в тело и кровь Христовы – упрощенная процедура иудейского кровавого человеческого жертвоприношения на так называемом медном море в Иерусалимском храме и отпуст. Даже без учета молитвы и псалмов на пресхомидии (тайной службе в алтаре непосредственно перед литургией), а также без учета внутренних ветхозаветных молитв священника во время литургии и на этой службе 35% занято ветхозаветными текстами, а остальное – компиляция из Ветхого и Нового Заветов.
  • ВЕЧЕРНЯ. Начинается псалмом № 103, затем следует ектения, после чего дочитывается дневная норма псалмов, начатая на утрене. Затем псалмы, постоянные на вечерне: №№ 140, 141, 129. В перерывах поются тропари. По окончании тропарей следуют прохимеи (стишки по 5–10 слов) из ветхозаветных текстов и паримии – отрывки Ветхого Завета, в основном, Пятикнижия, пророков израильских и книг Царств. Потом опять тропари, евангельская молитва Симеона-богоприимца «Ныне отпущаеми...», заканчивающаяся славословием в адрес иудеев: «...и славу людей твоих, Израили». Эта молитва поётся «великим гласом», т.е. громко, на высоких нотах, чтобы и в Палестине было слышно, как русские славят людей израилевых. Затем опять тропарь в согласии с календарем православным и отпуст. Подсчет показывает, что 75% вечерни занято ветхозаветными текстами, а остальное – компиляциями из обоих Заветов.
  • ПОВЕЧЕРИЕ. Начинается псалмами №№ 4, 6, 12, 24, 30, 90. Затем хор поёт «Яко с нами Бог...» – ветхозаветные стихи, оканчивающиеся воплем иудейского псалмопевца: «С нами бог, разумейте языцы (т.е. гои) и покоряйтеся...» Затем тропарь, символ веры, «Отче наш...» и молитва. Далее псалмы №№ 50, 101 и опять молитва, сочинённая иудейским царем Манасией: «Господю (Яхве) вседержателю, боже отец наших» Авраамов и Исааков и Иакова и семени их праведного... праведные перед тобой только Авраам, Исаак и Иаков и семя их». Итак, это уже откровенный расизм «богоизбранных», закрепляемый в униженном признании русскими людьми, что они унижаются перед семенем израилевым. После – «Отче наш...», тропарь, небольшая молитва, опять псалмы №№ 69, 142, славословие в честь израильского бога, опять молитва и отпуст. Итого – 70% повечерия занято ветхозаветными текстами, а остальное – компилативными.

Все рассмотренные нами службы состоят как бы из двух частей: 1) статической, неизменяемой и 2) переменной, меняющейся каждый день в зависимости от церковного календаря, т.е. посвящаемой конкретному празднику или памяти святого, приходящимся на данный день.

Статическая часть, как мы видели, лишь до 15% составляется из новозаветных, т.е. непосредственно христианских текстов, остальные 85% – тексты чисто иудейские – те же, что читаются и в синагогах. Стало быть, обычная ежедневная служба на 85% синагогальная! Иудофильский христианский интернационализм здесь полностью довлеет.

Но может быть его поменьше в переменной части?

Эта часть представлена праздниками. Их много. Наиболее крупных – 18 (пасха, 12-двунадесятых и 5-великих). Кроме того, для каждого храма существуют свои храмовые (престольные) праздники. Но независимо от этого каждый день «совершается» память от одного до 100 и более святых одновременно!

Из названных 18 праздников – 10 посвящены Иисусу (господские праздники) и пять Деве Марии (Богородичны праздники). Они начинают праздноваться за один, пять дней, а то и за неделю до даты и заканчиваются обычно через неделю после неё. Пасха же празднуется 40 дней.

Поскольку Иисус и его мать были евреями, поскольку Иисус, как и положено, был обрезан на седьмой день, поскольку жили они в Палестине, находившейся под юрисдикцией иудейских законов, поскольку их окружение было еврейское, поскольку, по словам самого Иисуса, он пришёл спасать детей израилевых, а не псов-гоев, то есть был обычным иудейским расистом (Матф. XV, 22–28; Марк VII, 25–30), каковыми продолжают оставаться и его сородичи наших дней, заклейменные резолюцией Генеральной Ассамблеи ООН 1975 года, поскольку его миссия чётко и безоговорочно выводилась из Ветхого Завета, где каждая страница, каждая глава любой книги, по мнению христиан, якобы вопили о будущем Христа и Богородице и поскольку все ученики и последователи, знавшие Христа при его жизни, были евреями, то каждый праздник господский или богородичен есть не что иное, как бесконечное повторение ветхозаветных текстов, равно как и современных Христу, но опять же еврейских историй, ситуаций, терминов, географических привязок с еврейской топонимикой, непереводимых еврейских фраз и словечек и т.д. Обязательно упоминается всемогущий и вездесущий иудейский закон, на который русские люди должны равняться и с ним соизмерять дела свои, не обходится без Авраама, Иоанна, Иакова (он же – Израиль), без Моисея, Давида, Соломона без всех иудейских пророков, царей полководцев, «праведников» и мучеников... Обязательно упоминается, как когда-то народ израилев насмеялся над тем или иным соседним племенем, как он пролил кровь своих соседей, а то и просто истребил их с лица земли, как евреи без конца молили помочь им в их кровавых злодеяниях, и как их бог помогал им, сокрушал гоев, а когда евреи, устав от насилий, хотели передохнуть немного, этот бог (он же и бог христиан!) гневался на своих избранцев, жестоко карал их и миловал только после того, как они снова шли к нему на кровавую службу. Христиане в своих храмах ежедневно призываются следовать примеру верного служения иудеев своему кровожадному богу. Этому посвящается до 85% богослужебного времени, а в остальные 15% слышатся кощунственные призывы фарисейских фраз Нового Завета о любви к ближнему: ближние – это опять же иудеи, их надо любить безоговорочно, остальных же, даже собственных родителей и детей, можно уничтожать, если они не с Христом: «Кто не со мною – тот против меня», – сказал он (Лук., 11; 23). Последствием этой нетерпимости к инакомыслящим было столько смертей, сколько не унесли все войны и все эпидемии на земле! Таков кровавый итог христианской интернационализации!

Пятнадцать господских и богородничных праздников занимают в году 136 дней (37% года) и все эти дни в русских православных церквях звучат имена и термины иудейские, вдалбливая в души русских людей иудофильство.

Кроме крупных праздников в честь Христа и его матери имеется до 200 канонизированных иконописных изображений Богородицы, из которых наиболее почитаются примерно 25 икон. Это значит, что ещё 25 дней в году в церквях звучат славословия иудеям от Авраама до Иоакима и Анны и иже с ними.

В году 52 воскресных дня и каждое воскресенье посвящено именно Христу, а это значит, что в ушах русских людей и на устах снова и снова Авраам, Израиль и т.д. Остальные дни недели тоже не просто так существуют. В понедельник прославляются ангелы иудейские во главе с еврейскими архангелами: Михаилом, Гавриилом, Рафаилом, Ураилом, Селафаилом, Иегудиилом, Варахиилом, и Иеремиилом; во вторник – еврейский аскет Иоанн Креститель; в среду – предание на смерть Христа (а это опять еврейские пророки, иудейские современники Христа и т.д.); в четверг – апостолы Христовы (их – 82 человека и все иудеи); в пятницу – крестная смерть Христа (те же иудейские персонажи); в субботу – Богородица (те же лица).

Семь недель в году или 49 дней продолжается Великий пост, а это – удлинение службы за счет наполнения её псалмами Давидовыми и паримиями.

Но и на этом не кончается иудофильское программирование: 92 дня из 365 в году церковь отмечает память евреев, большая часть которых не имеет никакого отношения к христианству; а уж к русскому православию и вовсе. Сюда относятся: еврейские патриархи от Адама до Ноя, от Ноя до Иисуса Навина, Давида и Соломона, все пророки иудейские, все цари иудейские и израильские, родственники Христа по матери, современники Христа, например, Иосиф Обручник, апостолы 12 и ещё 70, еврейские младенцы, избитые их же еврейским царем Иродом, мученики за веру Христову с явно иудейским происхождением и повадками; сюда же относятся праздники в честь зачатия без мужчины матери Христа – Марии и Иоанна Крестителя. Если к этим 92 дням прибавить дни памяти анонимных еврейских персонажей – мытари с фарисеем и блудного сына, а также два особых дня, посвящённых еврейскому архангелу Гавриилу и два дня – архангелу Михаилу и один день, когда поминаются все святые, а следовательно и еврейские, то получится 99 дней, что с учетом 80 повторных дней даёт 49% годового времени, которое посвящено исключительно еврейским персонажам. Повторяем, что сюда не входят праздники, посвящённые Христу и Богородице.

Но в православном церковном календаре отмечены и дни, посвящённые чисто русским святым. Наиболее видные из них напечатаны жирным шрифтом; таких – 53. Однако самих святых только 41, так как некоторым из них память совершается дважды в год. Есть в Минеях службы ещё 50 русским святым, но уже малоизвестным, а то и совсем забытым. Практически же общее количество служб по русским святым не превышает 60-70, а по-еврейским – 179.

Празднование дня какого-либо русского святого начинается с вечерни, и сразу же русского прихожанина ударяют паримиями, т.е. обширными чтениями из Ветхого Завета. Оказывается, в нём давно было предречено рождение в России того или иного чудотворца или мощи его стали чудотворными только благодаря иудейскому Ветхому Завету, т.е. без него – ни шагу! Но может быть тропари, кондаки и стихиры в честь русского святого нас порадуют, ведь в них должно рассказываться о человеке, жившем в России, болевшем по-своему русскими бедами, радовавшемся русским отрадным дням? Нет, и тут евреи и только евреи: у русского святого, как правило, «от юности» была одна страсть («вожделение»), одна забота, одна отрада и одна любовь ко Христу (или, как разновидность, – к Богородице); в подражании этим и иже с ними евреям в сокрушении их врагов, т.е. всех инакомыслящих, и прошла их жизнь. Но поскольку сами христиане не видят ничего зазорного в подражании Христу и Богородице, то мы подчеркнём здесь другой аспект: наличие в службах по русским святым других еврейских персонажей обоих Заветов. Любой еврей из Библии, кто бы он ни был, ставится в пример русскому святому во время службы. Подчеркивается, что вся жизнь русского прошла, оказывается, в подражании не только Христу или Деве Марии, но и какому-нибудь ещё еврею, причём указывается, что русский не смог, тем не менее, достичь тех высот в «святости», каких достиг когда-то тот или иной еврейский «праведник». Самое большое, что смог русский, это приблизиться к «святости» этого еврея и то только потому, что он в жизни подражал этому еврею. То и дело слышится: Александр (Невский)[3], ты – российский Иосиф, Серафим (Саровский), ты – Илия Славный, Владимир (равноапостольный), ты как Павел (Шаул), Сергей (Радонежский), ты как Моисей, Тихон (Калужский), готовься: сейчас облагодетельствуем тебя пением ветхозаветных псалмов, Митрофан (Воронежский), ты как Самуил, Василий (Рязанский), ты как Давид, Ольга (княжна Киевская), ты как, во-первых, апостол Андрей (т.е. брат предателя Христа – Петра), а во-вторых, как Рахиль; Феврония (Муромская), ты как Реввека и т.д. Общая наивысшая характеристика русского святого – «чадо Сиона». Иногда в предчувствии этого блаженства – попадания в еврейский рай – даже рядовые христиане уже называют себя чадами Сиона! О какой же подлинной борьбе с сионизмом можно говорить с подлинно верующими христианами? М.Агурский ответил на это словом, христиане Ливана – войной.

Более того, в тропарях и стихирах в честь русского святого записаны молитвы и вопли православных к этому святому помочь им, немощным, достичь «небесного Сиона» или «небесного Иерусалима» после смерти.

Очень часто случаются накладки, то есть память русских святых приходится на дни господских или богородичных праздников, которые, конечно, заслоняют русских святых. Заслоняют их и праздники еврейских святых. И в этом случае русскому святому остается довольствоваться, что он сподобился прославиться именно с евреями. Иной раз кажется, что заслуга русского именно только в этом и состоит. Но если даже и нет в этот день никакого праздника, кроме поминания русского святого, то всё равно служба дня недели преобладает над памятью русского и поэтому как ни прыгай, а если случится память русского, скажем, во вторник, то изволь сначала помянуть Иоанна Крестителя, а уж потом русского; а если – в четверг, то сначала апостолов Фому-неверующего или Петра-предателя, а уж потом русского святого, будь он кристально чист, в отличие от указанных апостолов. Именно в этом и отражается в христианстве всё та же мораль иудаизма: любой иудей, даже преступник, даже предатель своих, выше самого благородного и чистого гоя в 10 000 раз!

Если учесть, что в наши дни, в связи с естественным отпадением прозревших после Великого Октября 1917 года русских людей от церкви, в 80–90% церквей богослужение совершается только по воскресеньям, то легко понять сколько лет приходится ждать русским святым, чтобы день их памяти пришёлся именно на воскресный день или день одного из больших праздников!

Заслоняют русских и другие святые (нерусские и нееврейские) – целый христианский интернационал: египтяне, греки, византийцы, кавказцы и даже один японец, а также лица, национальную принадлежность которых трудно установить. Эти святые составляют значительно большую часть от их общего количества. Из них 80% составляют святые первых веков христианства, особенно III–IV веков, т.е. тех времён, когда церковь окончательно завоевала господство над Римской империей и началась массовая канонизация во всех уголках империи. Здесь русские вынуждены славить не весть кого, лиц, палец о палец не ударивших на пользу России, и вообще неизвестно чем себя проявивших, кроме сокрушения хрупкого мрамора античных статуй или своей звериной чисто иудейской нетерпимости, наложившей неизгладимый отпечаток на психологию власть имущих вплоть до наших дней.

ТРЕБЫ. Помимо основного богослужения в русской православной церкви совершаются мелкие службы, так называемые требы (по требованию прихожан). Это – крещения, венчания, молебны о здравии, панихиды, отпевания покойников.. Может быть христианская иудофилия обошла эти службы?

Крещение. При обряде крещения присутствует одна из молитв об «оглашенных» (запрещение бесам и сатане), которая начинается словами: «Господь Саваоф, Бог Израилев, исцеляй всякий недуг...» В других молитвах поминаются евреи-апостолы, еврейские пророки, Ной, апостол Павел, пророк Самуил, царь Давид и, конечно, знаменитая река Иордан. Во время великого освящения воды читаются паримии (пророчества иудейского пророка Исайи). Паримии призывают прихожан: «...придём в Сион с веселием и радостью..., радуйся и веселися живущими во Сионе, яко вознёсся святой Израиль посреде его». Апостол, читаемый при этом, свидетельствует, что крещающийся «крестится в Моисея». В молитве по этому поводу прославляются Ной, Моисей (одновременно поносятся египтяне и фараон), славословятся Илья-пророк, «спасший Израиль от прелести Вааловой, река Иордан и Иоанн Креститель поминаются на каждой строчке.

Бракосочетание.

  1. Обручение. Священник, находясь впереди бракосочетающихся, «велегласно», т.е. во всеуслышание произносит первую молитву по чину обручения: «Боже..., благославивый (когда-то) Исаака и Ревекку и их семя, благослови теперь и рабов твоих (следуют имена молодых)». Надо сказать, что молодые, стройные, красивые здоровые русские жених и невеста сразу обливаются из зловонного иудейского душа, помимо воли их сопоставляются с грязными обликами Исаака и Реввеки. Вторая – небольшая молитва ставит молодым другую пару – христианскую церковь и Деву Марию. Третья молитва опять взывает к еврейскому богу: «Боже, помогавший патриарху Аврааму, помогавший сыну его (отроку) Исааку найти верную жену Ревекку и обручивший их в конце концов, обручи теперь эту пару... Больше, как к тебе, Боже, не к кому обращаться – ведь ты дал власть Иосифу в Египте, ты прославил Даниила в Вавилоне, открыл истину Фамаре, Моисея вооружил в Красном море, ты евреев укреплял всегда». И действительно, к кому же нам ещё обращаться – нам – бедным русским! Священник одевает обручальные кольца на пальцы молодых.
  1. Венчание. Эта часть обряда начинается стишками (конечно, из текста Ветхого Завета), последние два из которых гласят: «Благословит вас Господь от Сиона и увидите прекрасный Иерусалим во все дни жизни вашей». «И увидите сынов от сынов израилевых: да будет мир Израилю». В ектинии, следующей за этим, одно из прошений призывает новый брак быть таким, каким когда-то был брак в еврейской (евангельской) семье в Кане Галилейской. Затем опять велигласно произносится молитва: Боже..., когда-то Авраама благославливый и разверзый ложе – сна Саррины и тем самым сотворивший отца всех народов – Исаака, а затем даровавший Исаака Ревекке и та по твоему благословению родила славных сынов еврейских, в том числе Иакова (будущего Израиля), затем сочетавший Иакова с Рахилью, которая (вместе с другими, женами Иакова) произвела 12 сыновей, славных основателей 12 колен израилевых, затем сопрягший Иосифа, (сына Иакова) с Асенефой и пославший им славных детей Ефрема и Манасию, затем благословивший Захарию и Елизавету и давший им сына Иоанна (Крестителя) наконец, великий Боже, из корня Иессей по плоти родивший Приснодеву, и уже из неё даровавший миру Иисуса, а тот, в свою очередь, показал в Кане Галилейской всем народам какими должны быть бракосочетания..., благослови теперь и этих рабов, стоящих теперь в церкви. Тут же читается следующая молитва и опять на головы русских выплёскивается очередная порция иудейских мерзостей: Благослови, Боже, молодых сих, как когда-то благословил Авраама и Сарру, Исаака и Ревекку, Иакова и его 12 сыновей, Иосифа и Асенефу, Моисея и Сапфору, Иоакима и Анну (родителей девы Марии), Захария и Елизавету... Сохрани их, как когда-то сохранил Ноя в ковчеге, Иону в утробе кита, трёх еврейских отроков в печи вавилонской... Помяни их, как некогда помянул Еноха, Сима, Илию и всех прочих выдающихся евреев... Затем читается отрывок из послания апостола Павла к Ефесеям и место из Евангелия от Иоанна, из которого становится ясно, что вся нравоучительность брака в Кане Галилейской состоит лишь в том, что когда на свадьбе вдруг не хватило вина, то попросили присутствовавшего Иисуса достать спиртного, и тот, как и сатана в гётовском «фаусте», превратил воду в вино, положив тем начало своим чудесам. Что же касается иудейских винокуров, от которых было не в продых русским крестьянам, особенно в западных губерниях России, то они, при явном попустительстве церкви Христовой, доводили их до полнейшего разорения и нищеты, приучив к водке до такой степени, что это стало неизгладимой национальной наследственностью всей нашей страны. Вот что такое «святая» Кана Галилейская! Вина за спаивание русского народа полностью лежит на христианстве! Далее наступает торжественный момент: израильский бог вроде бы согласился, наконец, благословить русскую пару, и священник обводит молодых с венцами на головах вокруг аналоя, с лежащим на нём крестом и Евангелием. Раздаётся торжественное пение: Исайя ликуй, дева имела во чреве и родила Эммануила...», т.е. в торжественнейшую минуту в лица молодых русских суётся грязный иудейский жрец Исайя с его гаденьким намёком, что у девы уже может быть во чреве некий иудейчик, невесть кем задутый. Священник снимает венцы с голов молодых по очереди, приговаривая – жениху: «Возвеличься, жених, как Авраам, благословись, как Исаак, умножись, как Иаков...», а невесте: «и ты, невеста, возвеличься, как Сарра, возвеселись, как Ревекка, умножься, как Рахиль...» В заключение священник ещё два раза упоминает о браке в Кане Галилейской и обряд венчания закончен.

При венчании «второбрачных», т.е. венчающихся во второй раз к упомянутым выше иудеям добавляется библейская блудница Раав, анонимный мытарь, но, особенно, апостол Павел, то бишь – всё тот же Шаул-иудеин.

Панихида, отпевание. В напутствие русскому человеку, отошедшему на тот свет, в последний раз читается весь Псалтырь. Если успевают прочитать его дважды – хорошо, трижды – ещё лучше. Расчёт тот, что если человек при жизни манкировал богослужением, невнимательно слушал еврейские псалмы, пренебрегал домашним чтением Ветхого Завета, то посмертное чтение, независимо от воли умершего, всё равно кинет душу умершего в руки иудеев на том свете. Живые же должны знать, что от иудеев всё равно, даже после смерти, не уйти – везде достанут! Вывод: лучше не рыпаться на этом свете и смиренно иудофильствовать. Центральной частью панихиды или отпевания является канон, начинающийся залихватски-классическими словами: «Яко по суху путешествовал Израиль...» В заключительной молитве священник призывает бога упокоить усопшего «в недрах Авраама».

Молебен. Стандартный молебен о здравии, например, к Богородице, начинается несколькими стишками на ветхозаветные тексты, затем следуют два тропаря в честь Богородицы и ветхозаветный псалом № 50. После этого канон Богородице, начинающийся песней о том, как радостно вопил израильтянин при виде умерщвлённых египетских первенцев и утопающее фараоново войско. В канон вставляется чтение Евангелия, которому предшествуют стишки на ветхозаветные тексты. Заключает молебен молитва к Богородице с просьбой защитить молящихся от всяких бед, напастей, зла...

При внимательном рассмотрении оказывается, что и все мелкие части ежедневных служб и треб, не являющихся вроде бы прямыми текстами из Ветхого Завета, тем не менее без него не обходятся, а порой и цитируют его дословно. Конечно, в молитвах, возгласах, ектиниях много иудейского и из Нового Завета. Вот некоторые примеры.

В молитве, произносимой над женщиной в первый день после родов, упоминается еврейский царь Давид.

В молитве в сороковой день, когда младенца приносят в храм воцерквлять, поминается, как и при крещении, еврейский старец Симеон и иудейский пророк Исайя.

В молитве на исповеди поминается иудейский пророк Натан (Нафан), их же царь Давид и просто еврей манасиин.

В молитве перед началом поста – Авраам, Исаак, Иаков, Давид, Манасия, апостол Павел, анонимная еврейская блудница.

В молитве на благословение мяса после поста – Авраам и Авель.

В молитве в новом доме – евангельский еврей Закхей.

В молитве на очищение воды, если туда попала какая-нибудь скверна – Моисей, Елисей и апостол Петр.

В молитве перед дорогой – Иосиф.

В молитве о больном – апостол Петр и другой еврей Наир.

В молитве от напрасной смерти – иудеи Израиль и Иосиф.

В молитве над человеком, съевшим какую-нибудь скверну, вспоминается «Бог... Хвала Израилева».

В молитве над попорченной мукой – апостол Павел.

В молитве над солью – Елисей и город Иерихон.

Молебен на новолетие (новый год) начинается псалмом № 64: «Тебе подобает, Боже, песнь в Сионе, а молитва – в Иерусалиме...»

В современной обстановке, когда наш потенциальный противник, в третьей мировой войне, впервые за всю нашу историю будет подлинно сионским, т.к. за всеми западными военными блоками стоит их настоящий хозяин – международный сионистский концерн, особо вредное, уже чисто практическое значение имеет молитва о войне. А именно, отличие современной ситуации от ситуации периода Великой Отечественной войны, когда все иудеи мира видели в странах антигитлеровской коалиции своего защитника, и кроется этот вред. Дело в том, что в молебне на случай войны поются еврейские тексты «Яко с нами Бог, покоряйтесь языки...» (т.е. покоряйтесь неевреи – гои). Бог же, к которому обращаются во время войны русские православные, как мы ранее выяснили, никто иной как еврейский бог Яхве. Именно так он и называется в Ветхом Завете на языке оригинала – на иврите. Ранее при всех прошлых войнах данный факт особого практического значения не имел: в конце концов русские люди могли ожидать, что в ответ на их мольбу иудейский бог Яхве поможет им одолеть татар, турок, а особенно немцев-фашистов, ставивших задачу физически истреблять «богоизбранных». Тут естественно было ожидать, что уж ради спасения своих этот еврейский бог и русским поможет. Но на что может надеяться русский православный, вознося к еврейскому богу молитву, в которой он будет просить о победе над столь возлюбленным этим богом контингентом еврейских банкиров, промышленников и т.д., стоящих у пульта управления НАТО? Как же тогда молиться Аврааму, Израилю, Моисею и иже с ними? В подобной ситуации русский православный верующий не может не понять, что в этот же момент верующие иудеи по обе стороны линии фронта будут просить о победе над русскими у своего бога, который именно их избрал и именно им в многочисленных местах Ветхого Завета обещает победу над всеми гоями и установление всемирного иудейского господства. А ведь третья мировая война, если таковая, не дай бог, случится, поставит вопрос кто кого: мировая система социализма или империализм, 80% капитала которого прямо или косвенно контролируют сейчас «богоизбранные». Русским православным 1000 лет вдалбливали в голову, что иудейский бог есть одновременно и единый мировой бог, т.е. и бог русских православных и их союзников по Варшавскому пакту: польских католиков, протестантов ГДР и т.д. Так на чьей же стороне будет бог? По всей логике, только на стороне своих возлюбленных иудеев и их ландскнехтов из НАТО! Молитва русских в этом случае нелепа: ведь, не говоря уже о боге-отце Яхве, и еврею Иисусу и еврейке Деве Марии свои иудеи дороже – это а), а б) – среди разбитых на два воюющих лагеря христиан им дороже христиане из НАТО. Ещё нелепее будет, в подобной ситуации, прибегать к иудейскому священному писанию – Библии. Но церковные каноны – догма, их нельзя ревизовать, иначе – реформация со всеми её последствиями! Так что как ни крути, а при молебне на случай войны без Библии – ни шагу! Положено читать на этот случай полный лицемерия отрывок из «Послания к евреям» апостола Павла. В отрывке опять поминаются еврейские пророки, цари, просто евреи, у которых русские просят победы в войне, при этом русских прихожан молитва призывает подражать израильской вере... в израильских богов; и в заключение Павел восклицает: за такие дела «честь и слава единому Богу!» За какие дела? За нелепую молитву русского человека к Аврааму и Израилю помочь в войне против Авраама и Израиля? Апостолу вторит Евангелие «...просите и даётся вам, ищите и обрящите... стучите и отверзнется вам...» – тем самым русский православный в будущей ситуации будет этой молитвой о войне смиренно отводиться от него, подставлять ему спину. Далее настанет очередь канону, в котором первая же песнь песнословит евреев: «Чудотворный Моисеев жезл погрузил фараона с войском в море, а Израиль спас, поэтому мы теперь и поём песнь Богу». В тропарях, сопутствующих песням канона, то и дело вспоминается «великий еврейский народ», «великие еврейские люди», еврейские отцы, пророки, цари, Моисей, Соломоц, Исайя, Давид и т.д. Сами по себе эти тропари есть перефразировка еврейских псалмов. Завершает молебен о войне молитва, в которой поминается Моисей, когда-то что-то сказавший «сынам израильским». Как могут повести себя истинно верующие православные и прочие христиане в случае возникновения третьей мировой войны? Может быть логическим и практическим ответом на этот вопрос является поведение правых христиан в Ливане, которые безоговорочно убивают своих братьев арабов по приказу из Тель-Авива, с портретами Девы Марии на прикладах? Не пора ли ГлавПУРу наших Вооруженных сил всерьёз задуматься над этим вопросом, чтобы нам, в каких-то аспектах, не оказаться неподготовленными по аналогии с 1941 годом? Борьба с христианским дурманом сейчас намного важнее и серьёзнее, чем борьба с такими культами, как ислам или буддизм! Об иудаизме же, кроме смертельного боя до полной и безоговорочной капитуляции, никакой другой речи быть не может. Иудаизм – это расизм, это самая мощная из всех когда-либо существовавших форма фашизма. Именно иудаизм поставил во главу угла фанатическую идею мирового расистского господства для иудеев. Поэтому никаких даже тактических компромиссов с иудаизмом быть не может. Ведь сионизм лишь логическое, политическое продолжение иудаизма. Без иудаизма сионизм немыслим.

В своей основополагающей статье «К еврейскому вопросу» К.Маркс констатировал, что «христианство возникло из еврейства», однако «христианин был с самого начала теоретизирующим евреем» (К.Маркс и Ф.Энгельс. Сочин., том 1, стр. 412). Более того, по словам К.Маркса, это теоретизирование «есть перенесенная в заоблачные выси мысль еврейства» (Там же). Иными словами, христианский интернационализм – это отказ от Яви в ожидании блаженства в Нави. Но это для вислоухих гоев! Иудеи призвали их к отказу от благ на этом свете, чтобы больше доставалось самим. Именно в этом и отличие иудаизма от христианства: вроде бы всё то же: и Ветхий Завет и персонажи «священных» лиц, но... «Монотеизм еврея, – пишет К.Маркс, – представляет собой поэтому в действительности политеизм множества потребностей». (Стр. 410). Говоря языком нашей арийской идеологии, – это чистое поклонение Яви и больше никаким другим исходным ипостасям. В этом и весь монотеизм! «Религия практической потребности, – по словам К.Маркса, – могла по самой своей сущности найти своё завершение не в теории, а лишь на практике – именно потому, что её истиной является практика». (Стр. 411).

А для практического осуществления трёхтысячелетки Соломона с целью достижения мирового господства была осуществлена и закреплена на практике же вспомогательная для мирового Сиона идея всемирного масонского союза, который стал пятой колонной Сиона. Но и эта практика была бы мертва без иудофильской теории: ведь масоны – это прежде всего гои.

Чтобы идейно вооружить свою пятую колонну в гойской среде, левиты-каббалисты позаботились о создании некой масонской «Книги бытия» наизнанку. Вопрос о том, где, когда и кем она была создана, для нас принципиального значения не имеет: важно, что она работает на Сион и работает отлично уже много веков.

Книга эта известна как «Легенда об Адонираме», иногда её называют ещё и масонской «Антибиблией». Наиболее полно она приведена в книге Луи Блана (1811-1882).

Ввиду исключительной важности этой легенды для понимания идеологического фундамента вольных каменщиков вплоть до наших дней, мы приводим ниже её самое подробное изложение.

«Когда слух о мудрости и работах Шломо бен Давида (т.е. Соломона сына Давида) распространился до пределов земли, в те дни Балкида, царица Савская[4], прибыла в Иерусалим на поклон к великому царю, чтобы подивиться его царственным чудесам. В золото одетый, сидя на троне из позолоченного кедрового дерева, опираясь на золотое подножье ногами своими – так принял царицу Савскую Шломо – Соломон.

Великолепные дары принесла Балкида Соломону и загадала ему три загадки. «Премудрый» же (ибо так повелел именовать себя Соломон) успел заранее подкупить великого жреца царства Савского и, узнав от него за деньги эти три загадки, приказал священнику Цадоку приготовить их разгадку; потому и смог дать царице ответ без замедлений на все её три вопроса и тем явить себя перед ней мудрецом.

И дивилась Балкида Соломоновой премудрости.

И после торжества «премудрости» своей повёл Соломон Балкиду по всему своему дворцу и показал ей всё великолепие его. И повел её к храму, который он воздвигал в честь бога Яхве. И когда они пришли к основаниям Святая святых храма, тогда увидела царица на месте том корень лозы виноградной: и был тот корень вырван из земли с небрежением и отброшен в сторону... За царицей же, куда бы она ни шла, неотступно летала чудознайная птичка Худ-Худ, т.е. удод. Жалобно закричала птичка эта при виде вырванной виноградной лозы, и по этому крику поняла Балкида, что должен знаменовать собою этот вырванный корень и что за священное сокровище скрывается под тою землею, которую осквернила Соломонова гордость, т.е. вырыванием лозы ради постройки храма[5].

– Ты, – воскликнула Балкида Соломону, – воздвиг свою славу на могиле отцов твоих!.. Лоза эта...

Но перебил её Соломон такими словами:

– Я велел вырвать её, чтобы на месте её воздвигнуть жертвенник из порфира и оливкового дерева. Жертвенник этот я повелю украсить четырьмя серафимами из чистого золота.

Но не слушала Соломона царица и так продолжала прерванную речь свою:

– Лоза эта священна: она посажена Ноем[6], отцом рода твоего. Только кощунство его потомка могло дерзнуть вырвать священное дерево это с корнем. Знай же, что последний царь из рода твоего, как последний из злодеев, будет пригвождён к этому дереву, которое должно было бы быть для тебя священным[7].

И воспламенилось любовью сердце Соломона под огнем очей царицы Южной, и стал он перед нею, как слуга, как раб перед госпожою своею, от которой зависит и жизнь, и смерть его рабья. И тронулось сердце царицы любовью царя Соломона. И на мольбы Соломона ответила она согласием своим стать ему супругою, а народу еврейскому мудрою царицей.

Но куда бы ни ходила царица Савская: осматривала ли она царский дворец, или же храм, воздвигаемый в честь бога Яхве, любовалась ли она чем-либо из чудес и диковин, так высоко превознёсших Соломонову славу, на все расспросы свои – кто задумал и исполнил эти дивные работы – от Соломона получала она один и тот же неизменный ответ:

– Творец всему этому некто Адонирам, существо нелюдимое и странное. Его прислал мне добрый царь Хирам, владыка города Тира, что у гор Ливанских на Великом море заката.

И пожелала Балкида видеть Адонирама. Но не было её желание по сердцу Соломону, и отвлек он её мысли. И стал он показывать изумительные по красоте колонны храма, изваяния зверей разнообразнейших, статуи херувимов; показал ей и престол из золота и слоновой кости, который он велел воздвигнуть для себя против жертвенника. Когда же он стал говорить ей о «медном море»[8], которое должно было быть отлито по его повелению, то вновь воспросила царица Южная:

– Но кто же воздвиг эти колонны? Кто чеканил эти статуи? Кто воздвиг престол этот? Кто будет отливать «медное море»?

На все эти вопросы пришлось Соломону ответить против своей воли:

– Это всё дело Адонирама.

И уже нельзя было, не обижая царицы, не уступить её нетерпеливому желанию видеть Адонирама. И повелел Соломон представить Адонирама пред очи Балкиды, царицы Южной.

Никто из смертных не ведает ни отечества, ни рода, ни племени таинственной мрачной личности Адонирама, гений которого настолько выше людей земли, насколько вершина высочайшей горы возвышается над малым камнем, осыпанным пылью его подножья. Глубочайшим презрением ко всему человеческому роду дышит эта нечеловеческая личность и законно презрение это: не от рода человеков тот, кто, как чужеземец, живёт среди детей Адама[9]. Хотя прародительница его была матерью обоих первородных братьев: Каина и Авеля, но не Адам был отцом Каина, а Иблис-Денница (он же Люцифер), огненный херувим, ангел Света не мог не зреть красоты первой женщины, чтобы не возжелать её. И могла ли Ева устоять перед любовью высшего ангела? И после получения от него запретного яблока, она сначала «согрешила» с ним. И уже потом, нося под сердцем Каина, стала женой[10] Адама. Душа Каина, как искра Люцифера-Денницы, бесконечно возвышалась над душою Авеля, сына Адама; но Каин был добр к Адаму, служил ему опорой его бессильной и немощной старости; он был благожелателен и к Авелю, охраняя первые шаги его детства. Но Яхве из ревности к гению, сообщенному Иблисом-Люцифером его сыну Каину, изгнал Адама и Еву из рая в наказание им и всему их потомству за любовь Евы к Деннице.

И по изгнании своём из Эдема возненавидели Адам и Ева, как невинное и невольное следствие этого жестокого приговора, Каина. И всю любовь свою материнскую перенесла прародительница-мать на Авеля. И исполнилось Авелево сердце гордости от несправедливого этого предпочтения, и заплатило оно Каину презрением за его любовь.

У первородных братьев была сестра именем Аклиния, и соединена она была с Каином узами глубокой взаимной нежности. Но по жестокой воле ревнивого Адонаи она должна была стать супругой Авеля. Созданный из глины Адам был наделён душою раба, такова была и душа Авеля. Но душа Каина, как искра Денницы, была свободна, и Бог убоялся души Каина. Несправедливость Адонаи, неблагодарность Адама, Евы и Авеля исполнили чашу терпения Каина и он смертью наказал неблагодарного брата[11]. Жестокий и несправедливый Адонаи, который уже замышлял погубить в грядущем весь род свободных потомков Каина, смерть Авеля вменил Каину в преступление, недостойное прощения; но не смутил тем благородно рожденной души его и во искупление горя, причинённого Адаму смертью Авеля, сын Денницы посвятил себя служению Адамовым детям, вложив в это служение всю свою возвышенную душу, унаследованную от великого херувима[12]. Каин научил детей Адамовых земледелию; сын его, Енох, посвятил их в тайны общественной жизни; Мафусаил обучил письменам; Ламех – многожёнству; сын Ламеха, Тувалкани, наставил их в искусстве плавить и ковать металлы; Ноэма, сестра Тувалкана, познавшая своего брата, обучила их прясть пряжу и ткать одежды[13].

Адонирам – прямой потомок Каина, благороднейший отпрыск Вулкана, сына Тувалкаина, рождённого ему сестрой его Ноэмой. Ковач металлов, углублявшийся в самые недра гор, Вулкан в расселине Этны сохранил себя от потопа, которым Адонай хотел искоренить род Каина, но спасти на ковчеге рабский род Адама – Авеля. Впоследствии Вулкан познал жену Хама, родившую ему Хуса, отца Нимврода, сильного зверолова перед Богом. Таков род Адонирама, таков и сам Адонирам, создатель плана и постройки храма, который гордостью Соломона воздвигается Адонаи – Богу жестокому и неумолимому, преследующему из рода в род, из поколения в поколение свободнорождённых детей Каина.

И живёт этот сын гениев огня печальный и одинокий среди детей Адамовых, никому не открывая тайны своего высочайшего происхождения. И все, а Соломон, в особенности, испытывают перед ним страх. Соломон же, томимый робостью перед таинственным величием Адонирама, ненавидит его со всею силою своей безмерной гордости.

Когда же Великий Мастер[14], этот создатель стольких чудес, предстал перед очами царицы Савской и поднял на неё безбоязненный свой взгляд, исполненный огня, тогда во всём своём существе потрясена была душа царицы, и едва вернуть могла она себе самообладание. И стала царица предлагать ему вопросы о работах его дивного гения, исполняя тем Соломоновы чувства подлой зависти к Адонираму. И пожелала царица, чтобы очам её предстало всё бесчисленное божество Адонирама: и каменщики, и плотники, и столяры, и горнорабочие, плавильщики и кузнецы, и чеканщики, и мраморщики, и резчики – все, кем руководил Адонирамов гений. И вмешался тут Соломон в речи царицы и сказал, что люди те, кого она пожелала видеть, пришли из разных стран, говорят на разных языках и так рассеяны по разным местам на работах, что нет возможности собрать их всех в одно место. Но в ответ на слова Соломона взошёл Адонирам на близ стоящую гранитную глыбу и стал на ней на виду отовсюду и, подняв правую руку, он начертил в воздухе горизонтальную черту и из середины её опустил перпендикуляр, изобразив мистическое «Тау»[15].

И во мгновение со всех сторон стали сбегаться к Адонираму рабочие всех родов мастерства, племён и наречий. И вся эта более чем стотысячная труд-армия[16] мгновенно построилась в ряды, как войско к бою: правое крыло – плотники и все, работающие по дереву, на левом крыле выстроились горнорабочие, плавильщики и все, работающие по металлу, центр заняли каменщики и все, работающие по мрамору.

И протянул властно Адонирам свою руку: и недвижимо замерло на месте всё это бесчисленное рабочее воинство, эта могучая труд-армия.

И, видя эту власть, уразумела царица Южная, что Адонирам выше человека. И понял Соломон, что его могущество и власть – бессилие перед могуществом Адонирама[17].

И пожалела Балкида о поспешном обязательстве, которым она связала себя с Соломоном. Соломон же ревнивым оком уловил взгляд царицы, устремившийся на Великого Мастера.

Но как бы ни были велики могущество и власть Адонирама, и ему приходится испытать, неудачу, и тем тяжелее неудача эта, что она происходит на глазах уже любимой им царицы, явившейся присутствовать на последнем этапе постройки – литье «медного моря», которое должно было стать его триумфом. Причиной этой неудачи было недовольство нескольких рабочих. Дело в том, что Адонирам разделил рабочих на стройке на три степени: учеников, которые называли друг друга «брат»; подмастерьев, обращавшихся друг к другу «товарищ» и мастеров, так и называвших друг друга. Каждой степени он дал символическое «проходное» слово или пароль: ученикам – Йахин, подмастерьям – Боаз, а мастерам – Яхве.

По мере овладения тайнами своего ремесла ученики посвящались в подмастерья, а те – в мастеров, каждый раз получая при посвящении новое «проходное» слово. Адонирам сделал это для удобства в расчёте с рабочими: каждый из них, подходя к нему за получкой, должен был шепнуть ему на ухо своё «проходное» слово, сообразно чему Адонирам выдавал, что следовало. При этом выплата ученикам происходила у колонны Йахин, товарищам – у колонны Боаз, а мастерам – в средней комнате»[18].

рисунок 5


Но вот трое подмастерьев стали недовольны своим положением и возжаждали большего.

Это были: некий сириец-каменщик Фанор, финикиец-плотник Амру и еврей Муфусаил из колена Рувимова – горнорабочие, потребовали от Адонирама произвести их в степень мастера, для чего сообщить им слово мастера. Адонирам отказал им в их домогательстве, на которое по степени искусства своего они не имели права. И решили тогда «товарищи» отомстить Адонираму во время предстоящей отливки «медного моря»: Фанор подмешал извести к кирпичу, приготовленному для отливки «медного моря», Амру удлинил деревянные балки под формой отливки и тем выставил их под действие огня во время литья, Муфусаил набрал из отравленного Мертвого моря серы и примешал её к литью...

Узнало об этом предательстве единственное любящее Адонирама сердце молодого рабочего по имени Бен Они[19], и кинулся он к Соломону, чтобы он приказал остановить отливку «медного моря». Но Соломон, узнав от Бен Они о злодеянии «товарищей» и обрадовавшись случаю посрамить Адонирама перед царицею, не внял мольбам Бен Они и велел производить литье. И открылись тогда запоры, удерживающие жидкую медь, и потоки расплавленного металла стремительно полились в огромный бассейн, служивший формой для отливки «медного моря». И разорвалась под напором литья предательски испорченная форма, и брызнул жидкий огонь из всех трещин огромного бассейна, И тут впервые растерялся на мгновение Адонирам и направил столб воды на основания упоров бассейна. Смешались друг с другом огонь и вода и вступили в борьбу между собою: кипит вода, обращается в пар, брызжет в воздух расплавленный металл, и он дождем жидкого огня проливается на народ, собравшийся бесчисленными толпами на невиданное зрелище, – всюду сеется ужас и смерть.

Великий мастер посрамлен. Ищет он вокруг себя верного своего Бен Они, и не находит; его обвиняет он в своем горе, и не знает, что он уже погиб жертвою своей преданности, пытаясь предотвратить страшную катастрофу.

Вдруг из глубины взволнованного до самого дна огненного моря слышит Адонирам чей-то страшный громовой голос, исходящий из самых глубин клокочущего пламени. И. трижды зовет его по имени таинственный этот голос:

– Адонирам! Адонирам! Адонирам!

И в глубине сверкающего ослепительным блеском огня видит Адонирам образ как бы человека, но величием своим безмерно превосходящего всякого смертного. И приблизился к нему сей образ и сказал такое слово:

– Приблизься, сын мой, подойди без боязни! Я дунул на тебя, и пламя не властно прервать твоего дыхания.

И в смертельной для детей Адамовых стихии, объятый пламенем, обрел Адонирам неиспытанное, неслыханное блаженство, увлекающее его в самую глубину огня[20].

– Куда влечешь ты меня? – вопрошает Адонирам явившегося.

– К центру земли, в душу мира, в область владычества Каина, с которым неразрывно и неразлучно царствует свобода. Там предел тирании Адонаи, завистливого бога, там смейся над бессильной яростью его. Мы свободно и беспрепятственно можем вкушать от плодов древа познания. Там царство отцов твоих.

– Я отец отцов твоих, я – сын Ламеха, внук Каина, я Тувалкаин[21].

Введя Адонирама в святилище Огня, Тувалкаин открывает ему великую тайну Адонаи, врага своего создания, которое он осудил на смерть за знание, сообщённое ему духами огня; открывает ему Тувалкаин и все низкие страсти этого бога, его бессилие и конечную победу над ним высшего гения и царя огня – Люцифера[22].

Здесь в святилище огненного царства предстал Адонирам лицом к лицу перед начальником своего великого рода. Денница-Люцифер, давший жизнь Каину, на лице сына своего отразил блеск своей неизречённой красоты и беспредельного величия, возбудив тем против Каина ревнивую ярость Адонаи. И поведал потомку своему великий Каин всю тайну безмерных несчастий, которые Адонай сравнял с его добродетелями. И показал Каин Адонираму всех из рода своего, которые ещё до потопа вошли в его царство. Умерших же со дней этой безжалостной мести Адонаи Адонирам не может видеть, ибо земля ещё удерживает их тела, но души уже вошли в царство Каина, которое есть душа всего мира. И слышит тут Адонирам голос того, кто познал жену Хама и имел от неё сына Хуса, отца Нимврода. И пророчествует этот голос Адонираму:

– Внимай, сын мой! Родится сын от тебя, которого ты не увидишь, и тот произведёт от тебя бесчисленное потомство[23]. И будет род твой неизмеримо выше породы Адама, но порода эта покорит под ноги свои род твой. И многие века благородный род твой всё мужество своё, весь гений свой отдавать будет на благотворение неблагородной и бессмысленной породе Адама. Но настанет день, и лучшие станут сильнейшими и восстановят веру владыки Огня[24]. Дети твои, объединившись под твоим именем, разобьют как глиняный сосуд власть царей земных[25], ибо они – представители тирании Адонаи на земле. Иди же по предназначению твоему, сын мой, и гении огня да пребудут с тобою!

И из святилища Огня возвращён был Адонирам на землю. С ним на мгновение возвратился на землю и Тувалкаин и вручил ему на прощание для возбуждения в нём новой силы и мужества свой молот, который ему самому служил в работах, прославивших имя его.

И сказал Тувалкаин Адонираму такое слово:

– Молотом этим, отверзшим кратер Этны, ты, с помощью гениев Огня, доведёшь до конца, задуманное тобою создание твоё и великолепием созданного тобою «медного моря» ослепишь изумленный взор свидетелей бесславия твоего.

Сказав это, Тувалкаин исчез в бездне огненной стихии. И молотом[26] Тувалкаина мгновенно исправил Адонирам своё здание, которое, как чудо чудес, под первыми лучами утренней зари осветилось блеском Адонирамова гения.

И весь народ израильский содрогнулся от неописуемого восторга; и воспылало сердце царицы Южной огнем торжествующей любви и радости. Но мрачно было и ненависти исполнено сердце Соломона.

И пошла Балкида с женщинами своими за стены Иерусалима. Влекомый тайным чувством туда же устремился и Адонирам. Ненавистен ему триумф от детей Адамовых; ищет одиночества его великая душа. И за стенами Иерусалима встретились Адонирам и царица и там излили они любовь свою друг другу. Худ-Худ птичка, посланница при царице гениев Огня, отвращавшаяся от Соломона, видя, что Адонирам знаменует в воздухе мистическое «Тау», летит к нему и, кружась над головою, садится ему на руку, выражая радость своей встречи с ним.

Тогда воскликнула Сарахиль, кормилица Балкиды:

– Исполнилось пророчество оракула! Худ-Худ узнала супруга, предназначенного Балкиде гениями Огня. Его одного можешь познать ты, не преступив закона.

И без колебания отдались Адонирам и Балкида друг другу.

Но как уйти от ревности Соломона? Как освободиться от слова, данного царю евреев? И решают они, что первым удалится из Иерусалима Адонирам, а за ним, обманув бдительность Соломона, тайно уедет и Балкида, чтобы уже навеки соединиться в Аравии с возлюбленным своим супругом.

Но бодрствует предательская злоба и следит неусыпно за Адонирамом, чтобы отомстить ему за посрамление своих коварных замыслов: она подстерегла и тайну любви царицы и Адонирама. И бегут три «товарища» к царю Соломону. И говорит Амру царю:

– Царь! Адонирам перестал ходить на стройку; не видно его ни в мастерских, ни на заводах.

– Человек, – говорит Фанор, – прошел мимо меня в третьем часу ночи; я видел, как он прошел тайком к ставке царицы. В человеке том я узнал Адонирама.

И сказал Муфусаил:

– Царь, удали моих товарищей, ибо только ты один можешь слышать слово, которое я тебе скажу.

И когда остался еврей Муфусаил наедине с царем евреев, то сказал Муфусаил:

– Я прикрылся темнотою ночи и вмешался в толпу евнухов царицы Савской. И я видел, что к ней прокрался Адонирам в опочивальню. И был Адонирам с нею до восхода зари, и тогда я тайно удалился.

И Соломон призвал к себе Цадока, первосвященника, и совещался с ним как отомстить Адонираму.

И пришёл на утро Адонирам к царю и стал проситься отпустить его с миром. А царь спросил его, в какую страну он пойдет из Иерусалима.

– Хочу я вернуться в Тир, – ответил Адонирам, – к доброму царю Хираму, что дал меня тебе для построения храма. Окончен храм, теперь я иду к нему.

И объявил Соломон, что он свободен, но, отпуская его от себя, он спросил:

– А кто такие у тебя «товарищи» Амру, Фанор и Муфусаил?

– Это, – отвечал Адонирам, – бездарные подмастерья. Они домогались получить от меня степень и плату мастера, но я отверг их незаконное домогательство.

И отпустил от себя Соломон Адонирама, торжественно уверив его в неизменной к нему любви и привязанности. А между тем призвал к себе Соломон трёх «товарищей» и сказал им:

– Адонирам уходит и сегодня будет производить уплату жалования рабочим. Умерло несколько мастеров и нужно заменить их. Вечером сегодня после платежа подойдите к Адонираму и потребуйте от него, чтобы он посвящением даровал вам степень мастера.

Если он даст вам её, то вы приобретете и мое доверие. Если же он вам откажет в посвящении, то явитесь завтра ко мне вместе и я произнесу суд свой, только бы Адонай не оставил его и не положил бы на него печати своего отвержения[27]!

А тем временем у Адонирама уже происходит прощание с царицею перед предполагаемым соединением навеки. И говорит царица супругу:

– Дважды счастлив будь, господин мой многолюбимый и владыка! Служанка твоя ждёт не дождётся навсегда соединиться с тобою. С нею вместе под небом Аравии обретёшь ты и плод любви твоей, который я, слуга твоя, уже ношу под сердцем.

И простились возлюбленные, едва оторвавшись от взаимных объятий.

Соломон же между тем, получив донос «товарищей», спешит, торопит царицу скорее заключить обещанный брак свой с нею. И вот в тот вечер, когда должен был Адонирам произвести расчет рабочим, Соломон за ужином под действием неумеренных возлияний убеждает царицу немедленно уступить желаниям любви его. И настал час, которого ждала Балкида. Она побуждает царя продолжать упиваться вином, и, надеясь в вине обрести смелость, чтоб совершить насилие над нею, склоняется Соломон на её уговоры и пьет без меры. И видит Соломон, что сама царица осушает кубок, но не видит того, что не в уста её льется вино, а на землю. И упивается Соломон вином до потери сознания и впадает в беспробудный сон, упившегося вином человека. И снимает Балкида с руки царя обручальный перстень, данный ему в залог её верности[28], и быстрый конь Аравии мчит Балкиду далеко от Иерусалима в страну Савскую, где, думает она, уже ждет её благословенная гениями Огня любовь Адонирама.

Когда же, произведя расчет рабочим, стал выходить Адонирам из западных (по другому варианту легенды – восточных) ворот, он встретил у них с угрозой стоящего Муфусаила, который потребовал от него «проходное» слово мастера. Ибо надеялся таким образом при выплате зарплаты обманом получить больше следуемого. Когда Адонирам отказал ему в этом, Муфусаил ударил его молотком. Адонирам поспешил к северному выходу, а там его уже ждал злобный Фанор. Он также потребовал сообщить ему слово мастера, и, так как Адонирам отказался вновь, Фанор нанёс ему удар киркой[29]. Тогда Адонирам поспешил к южным воротам, успев ещё по дороге бросить в колодец священный золотой треугольник[30], дабы он не попал в руки непосвящённых. У южных ворот стоял, поджидая его, Амру и, на отказ выдать слово мастера, заколол его циркулем[31]. Так пал Адонирам за отказ выдать пароль в руки убийц-предателей[32]. Но тут преступниками овладел страх. Они взяли тело Адонирама, вынесли его за пределы города, где и закопали Великого Мастера храма на одиноком холме.

Когда же рассеялись винные пары из головы Соломона и увидел он, что остался один, покинутый Балкидой, он распалился яростью и вознёс было в гневе своём страшную угрозу на бога своего Адонаи и его первосвященника Цадока. Но предстал перед ним силомлянин пророк Ахия и укротил ярость его словами:

– Знай, царь, что тому, кто убил бы Каина, должно было быть отомщено всемеро, за Ламеха же – семьдесят раз всемеро. Тот же, кто дерзает пролить соединённую кровь Каина и Ламеха в лице Адонирама, наказан будет семьсот раз всемеро.

И, чтобы не понести на себе последствий этого приговора, Соломон повелевает, выбрав 9 старейших мастеров, непременно отыскать труп Адонирама и изменить своё слово – пароль «Яхве», ибо по своей великой мудрости Соломон догадался, что убили Адонирама те три «товарища», выпытывая у него слово мастера. Избранники эти пошли отыскивать труп и по таинственному предчувствию взошли на один холм, но, когда прилегли на землю, чтобы отдохнуть, почувствовали, что она очень рыхлая. Заподозрив, что это именно могила Адонирама, они воткнули в это место для памяти ветку акации[33] и возвратились к прочим мастерам.

Так как у Соломона и мастеров было, как мы видели, достаточно оснований подозревать, что слово мастера стало известно непосвящённым, то на общем совещании было поставлено заменить слово «Яхве» тем словом, которое кто-нибудь из них ненамеренно скажет, когда тело Адонирама будет найдено. Обряд эксгумации и торжественного перенесения трупа Соломон поручил 27 мастерам[34]. В полночь[35] они отправились на холм, где был зарыт Адонирам, 18 из них должны были стоять на страже у подножья холма, 6 – по пути наверх, трое же начали рыть на том месте, где была воткнута ветка акации, причём, хотя ночь была безлунной, им светил при работе особый таинственный свет. Когда они убедились, что роют, где надо, они подозвали 6 патрульных со склона и дальше рыли сообща. Так вдевятером они дорыли до трупа. Когда один из мастеров схватил труп Адонирама за руку, то мясо сползло с костей. В испуге он воскликнул: «Мак бе нак!», что по-еврейски значит: «Плоть отделяется от костей». Эта первая ненароком произнесенная фраза должна была на будущее время заменить старое «проходное» слово мастера «Яхве».

Мастера завернули труп «несчастного отца» в свои передники и отнесли его в храм. Только упомянутые 27 мастеров и Соломон приняли участие в тайном, но торжественном погребении: при троекратном возжении огня Адонирам был похоронен под алтарем храма. Девять мастеров, которые откопали труп Адонирама, были Соломоном особенно отмечены: он пожаловал каждому серебряный череп, который они как знак отличия в доказательство их невиновности (в чем?) должны были носить на шее на чёрной ленте с тремя белыми полосами[36]. Кроме того, он предоставил им право постоянного свободного доступа к своей особе и дал им колокольчики, которые должны были извещать его о приближении кого-либо из них. Это возбудило зависть остальных 18 мастеров и они потребовали равноправия с первыми девятью: Соломон притворился будто он уступает им. Втайне же он пожаловал первым 9-ти ещё особые преимущества, дабы они везде и всюду могли бы друг друга узнавать, и особое слово мастера, кроме того, кинжал на повязке через плечо для защиты и для отмщения за смерть Адонирама[37].

И тем не менее со дня похорон Адонирама ужас и страх преследуют Соломона, восседающего на троне из золота и слоновой кости. И тщетно заклинает он силы «мировой души»[38] оказать ему пощаду и милость. Но нет пощады и величию созданного им царского трона. Гибель грозит ему от мельчайшего из насекомых – древесного клеща. И клещ этот, терпеливый и упорный, в течение двухсот двадцати четырёх лет[39] точит трон царя Соломона. И трон этот, под которым, казалось, гнулась вся земля, наконец, рушится с грохотом, наводящим ужас и трепет на всю вселенную»[40].

Такова без существенных пропусков «Легенда об Адонираме» – поэтическая сатанинская сказка, цель которой на 180° поворачивать нормальную психологию и мировоззрение, но отнюдь не в сторону атеизма и антимонархизма, а в сторону отказа её патриотизма в угоду «богоизбранным».

Не был забыт при выработке плана-трёхтысячелетки и старый символ еврейского народа змий – символ энергетической (оккультной) мощи иудеев.

На своем пути к мировому владычеству этот змий, выползая из Иерусалима, совершает по земле полный круг, подминая и сглаживая на своём пути все гойские институты: государственные режимы, различные идеологии, культуры, искусство, национальные традиции гоев, их хозяйственную жизнь и даже их национальные языки (для этого уже изобретён космополитический язык эсперанто). Все эти институты гоев изображены в форме гор, которые по мере прохождения через них иудейско-масонского змия нивелируются и превращаются в ровную пустыню. Всё одинаково, всё под одну гребёнку! Вольные каменщики рушат изнутри самые основы очередной для змия гойской иерархической пирамиды. Через три тысячи лет змий возвращается в Иерусалим и находит, что его кончик хвоста всё ещё остается в этом городе. Змий берёт кончик хвоста в рот, что символизирует полное выполнение задачи: кольцо всемирного господства Сиона замкнуто.

Змий, держащий свой хвост во рту, украшает многие иудомасонские эмблемы, например, герб ордена Великий Восток Франции.

Накануне XX века, на I конгрессе сионистов в Базеле в 1897 г. была подработана программа на последние 100 лет трёхтысячелетия Соломона. Нужно отметить, что пока сионисты идут по графику в выполнении этой завершающей столетки, в итоге которой все иудеи должны стать эксплуататорским классом.

В конце своей жизни Соломон, будучи от природы человеком одарённым, видимо, осознал всю антигуманность левитского замысла, названного его именем. Он порвал с левитами и полностью отошёл от первородного иудейского фашизма: стал поклоняться традиционному пантеону богов арийцев, живших в Палестине, от которых в своё время другие семиты ханаанского происхождения – финикийцы также восприняли этот пантеон, правда, со своими нюансами. Измена Соломона левитам не прощена ему и поныне. Несмотря на это, вся система иудо-масонства продолжает с завидным фанатизмом выполнять его план. Сам же Соломон, как мы видели в дошедшем до нас варианте «Легенды об Адонираме», представлен в ней как высокомерный и недостойный царь. В этом прослеживается всё та же фанатическая нетерпимость к инакомыслящим, особенно в своих собственных рядах, которая красной нитью проходит через весь иудаизм и через всё масонство. Не мог избежать этой нетерпимости и реформированный иудаизм – христианство, задуманное как массовая масонская ложа низшей ступени. Недаром знаменитая фраза Христа: «Кто не со мною, тот против меня»[41], сказанная «братиям» во Христе, не раз служила законным основанием для массовых репрессий против инакомыслящих.

Советский писатель еврейского происхождения Цезарь Солодарь подтверждает, что современные «сионисты никогда никому ничего не прощают»[42]. Следовательно, ни через тысячу, ни через три тысячи лет после Соломона у обожателей Сиона в этом плане ничего не изменилось!

На «Легенде об Адонираме» построена основная масса масонских ритуалов и мистерий, особенно при посвящении в различные степени масонства. Равно как и сами степени по своим названиям в значительной мере связаны с легендой. Однако в связи с тем, что наиболее влиятельные масоны и масонские ложи мира находились и находятся по сей день в странах с христианским населением, то у масонов естественно возникала потребность и необходимость сравнения сведений о строительстве храма Соломонова в «Легенде об Адонираме» с тем, что говорится об этом в Ветхом Завете. Наиболее подробные данные об этом имеются в III книге Царств и II книге Паралипоменои русской редакции Ветхого Завета или соответственно: 1 книге Царств и II кн. Хроник на языке оригинала, т.е. на иврите. Сравнения масонов-христиан привели к значительной путанице в имени самого Адонирама. Дело в том, что наряду с уже известным нам тирским царём Хирамом в указанных книгах Ветхого Завета упоминается ещё литейщик Хирам (в I кн. Царств) или Хурам (во II кн. Хроник)[43]. Причём во II кн. Хроник, II, 13 он называется ещё Хурам Ави. Соответственно и сам царь тирский в I кн. Царств называется Хирам, а во II кн. Хроник – Хурам. Кроме разницы в одной долгой гласной букве между Хирамом I (III—II) книга Царств и Хурамом-Ави или просто Хурамом II книги Хроник (II Паралипоменои) есть некоторая разница.

Хирам – сын одной вдовы из колена Неффаилова из Тира. Отец его тиранин медник и сам он владел способностью, искусством и умением выделывать всякие вещи из меди. Он отлил уже знакомые нам колонны Боаз и Йахин, медное море и множество других предметов (III кн. Царств, VII, 13, 14, 23, 24, 40—50). Хурам-Ава – сын одной женщины из дочерей Дановых, а отец его тиранин. К числу талантов Хурама причисляются способности ювелира, металлиста, каменотеса, резчика по дереву и даже ткача, художника, гончара и кустаря (II кн. Парал., III, 13, 14; III, 11-16).

Упоминается в Ветхом Завете и Адонирам (1 книга Царств, IV, 6 и V, 14 в еврейском оригинале[44]) – «Адонирам, сын Авды, был начальником над податями» и «Адонирам же начальствовал над ними» (над 10.000 дровосеков в Ливане). Этот Адонирам таким образом, был просто чиновником по заготовке леса для Соломона и, скорее всего, к легендарному Адонираму никакого отношения не имеет. С другой стороны, слово «аден» значит: «господин», «хозяин». Не исключен вариант соединения слова «адон» с именем Хирам, которое при условии отпадения первого коренного звука и буквы «х» могло дать также Адонирам, в первоначальном значении г-н Хирам.

Как бы то ни было, но вышеуказанные копания в Ветхом Завете масонов-христиан привели к тому, что наряду с именем Великого Мастера Адонирама в некоторых масонских источниках и даже обрядах главный строитель храма Соломонова именуется то Хирам, то Хурам, а то и Хирам-Абиф.

Следует, однако, полагать, что какой-то выдающийся и знающий многие профессии и ремесла ведущий строитель храма всё же существовал, так как исторические места упомянутых ветхозаветных книг едва ли можно считать чистой выдумкой: в них приводятся слишком много подробного архитектурно-строительного материала конкретного характера.

Сатанизм «Легенды об Адонираме» отнюдь не является оригинальным сочинением левитов, а, как и многое другое, просто украден, как и сама ветхозаветная книга Бытия, из шумерского эпоса о Гильгамеше: в ней тоже есть схождение в ад. Отражение этих древнеарийских легенд мы находим и в посещении Одиссеем царства Плутона, и во многих других мифах и сказаниях. Однако главное здесь это то, что, в отличие от арийских легенд, у левитов владыка ада и его окружение показаны положительными персонажами: т.е. – расчет на выворачивание психологии наизнанку.

Исходя из изложенного, мы приходим к выводу, что масонство, как тайная иерархическая организация для гойской элиты, стоящей на службе у мирового Сиона, возникла на базе древних жреческих многоступенчатых союзов с использованием древних цеховых структур в самом начале возникновения древнеизраильского государства за тысячу лет до христианства и более чем за 1600 лет до возникновения ислама. Христианство было организовано масонами на базе иудаизма как низшая ступень посвящения в примитивное иудофильство с тем, чтобы, ежедневно молясь иудейским персонажам Ветхого и Нового Заветов, широкие массы верующих христиан проникались бы благоговением к тем, кто поставил задачу полного их порабощения. Следует сразу констатировать, что искренно верующий христианин не в состоянии поэтому вести подлинно последовательную борьбу с сионизмом. Чего нельзя сказать об исламе, который избежал этого в силу резкой критики иудеев и их сатанинской морали в Коране.

В связи с массовым отходом от христианства миллионов верующих, причём не только в странах социализма, сионисты забили тревогу, пытаясь снова возродить христианские «ценности». Но ведь совершенно ясно, что сионисты дрожат прежде всего за свою шкуру: отход от христианства – это отход от иудофильства. Поэтому приводившуюся выше откровенную фразу М.Агурского надо бы читать:

«ЖИЗНЬ ПОКАЗЫВАЕТ, ЧТО АНТИХРИСТИАНСТВО ЕСТЬ В ТО ЖЕ ВРЕМЯ И ДАЖЕ ПРЕЖДЕ ВСЕГО АНТИСИОНИЗМ... ВСЁ ЭТО ДАЁТ МНЕ ПРАВО ОБРАТИТЬСЯ С ПРИЗЫВОМ КАК К ВЕРУЮЩИМ ЕВРЕЯМ, ТАК И К ВЕРУЮЩИМ ХРИСТИАНАМ ОБЪЕДИНИТЬСЯ НА БОРЬБУ С НЕОЯЗЫЧЕСТВОМ» – иными словами, Сион призывает нас к новым порывам иудофильского интернационализма. Но мы от этого устали, хватит!

Но иудеям и христианам объединяться нечего – они и так уже 2000 лет объединены, и если отцы христианской церкви иногда и устраивали антииудейские гонения, то по большей части это делалось с одобрения и согласия мирового Синедриона для «отсечения высохших ветвей древа иудейского» и для ещё большего сплочения после этого своей паствы. Причём масоны высоких посвящений знали об этом на протяжении веков. Так, например, известная дореволюционная масонка Е.П.Блаватская прямо пишет, что крестная смерть и воскресение Христа выдуманы церковью на основании «Легенды об Адонираме», т.е. не иначе как с одобрения левитов.

Следовательно, христианство необходимо мировому Сиону ещё и как своеобразная плеть, при помощи которой раввины, когда им это нужно, загоняют низшие ступени иудейской иерархической пирамиды в духовное гетто Яхве, за которым на самом деле кроется культ Сатаны-Люцифера.

Тем не менее, христианство уже в первые века своего существования попыталось в силу отхода от космополитизма и регенерации арийского национально-освободительного духа вырваться из подчинения мировому Сиону. Ислам тоже пытался бороться с Сионом. Но тут в ход пускались масоны, заранее внедренные Сионом в высшие слои духовенства. И уже в первые века существования христианство было расколото на два больших течения: католицизм и православие, а ислам – на шиизм и суннизм. Подобно этому масонская агентура на самой заре социалистической государственности сумела расколоть монолитный, мировой союз коммунистов на два основных направления: китайское и советское. Хотя об опасности этой масонской агентуры ещё в 1920 году и в 1922 году нас со всей серьёзностью предупреждали важные документы II и IV конгрессов Коминтерна, в том числе резолюция 32-го заключительного заседания IV конгресса Коминтерна, принятая 5 декабря 1922 года при непосредственном участии В.И.Ленина, а также статья последнего генерального секретаря Коминтерна Георгия Димитрова «Масонство – национальная опасность», опубликованная им уже в Болгарии в 1945 году (Георгий Димитров, Сочинения, том XII, стр. 235-236, София, 1954)[45].

Характерно, что во всех трёх случаях гойская идеология сначала делилась на две части, чтобы вражда между ними засевала всё прочнее. Потом, по мере роста самостоятельности и национального самосознания, в каждой из «половинок» в свою очередь производились расколы на секты, отвлекавшие внимание гоев от главного противника теперь уже внутри каждой из «половинок». Удивительное сходство этого процесса во всех трёх гойских идеологиях наводит на мысль, что во всех трёх случаях мировой Сион, чтобы особо не утруждать себя изысканиями, использовал одно и то же клише, или штамп. Для нас в данном случае неважно, кто основывал ту или иную массовую гойскую идеологию интернационального типа и с какими целями. Главное для нас, что на нужном Сиону этапе он имел возможность осёдлывать незримым образом эту идеологию через посредство своей масонской агентуры. Что же касается планирования, то оно налицо: первые три вышеуказанные «половинки» вышли из-под штампа экстремизма и пуританизма, вторые – большей умеренности и терпимости. Мелкие секты отлетали практически из-под тех же штампов, как правило, в ещё более ужесточенных или умягченных формах: в каждом случае по заказу всё той же правящей иерархической пирамиды Сиона, т.е. международного класса эксплуататоров.

Поэтому перед рабочим и коммунистическим движением всех стран мира стоит в настоящее время как самая насущная задача вытряхнуть из себя масонскую агентуру, об опасности которой нас предупреждал Коминтерн, В.И.Ленин и Г.Димитров.

Однако прежде, чем бороться с тайной организацией, которой является мировая иудо-масонская пирамида, необходимо с ней познакомиться поближе.

Сначала познакомимся с теми стеллажами, на полках которых располагается иудо-масонская структура, а позднее посмотрим, в меру нашей осведомлённости, что лежит на этих полках. При этом мы не будем углубляться в то, когда и кем эти стеллажи строились. Для нас важно, что они существуют и прекрасно работают в наши дни. В конце концов, если сами масоны указывают те или иные даты и другие сведения, пусть будет даже так: ведь от этого зловредность иудо-масонской структуры не усиливается и не ослабевает.

Как мы уже видели из «Легенды об Адонираме», Соломону приписывается создание двух дополнительных степеней – 4-й и 5-й, которые были скрыты от первых трёх, а 5-я, в свою очередь, – от 4-й. Таким образом, уже в самой легенде заложен принцип так называемых невидимых начальников, которым каждый масон даёт клятву беспрекословного подчинения. Если считать, что этими высшими степенями командовал сам Соломон (условно – 6-я степень), действиями Соломона руководил первосвященник-левит Цадок (условно – 7-я степень), а над Цадоком тоже были руководители и не один, то упирались они в жреческую структуру Древнего Египта 99 степеней посвящения. Постепенно, особенно с помощью знаменитой александрийской иудейской школы, египетская жреческая пирамида была полностью оседлана сынами Сиона, а потом произошла и полная кадровая замена египтян на иудеев. Также была подмята и жреческая пирамида Двуречья, взаимосвязанная с египетской. Кстати, если усматривать в пропорциях, размерах и т.д. каменных пирамид Египта какой-то скрытый смысл, то его нужно искать не в связи с предполагаемыми пришельцами из космоса, а именно в связи со структурой жреческой иерархической касты. Однако как раз этого-то и не допускают масоны, уводя исследования в ложные русла.

Мы видим, что фактически существуют две иерархические пирамиды: одна – чисто иудейская, куда гоям нет доступа. Она состоит из 99 ступеней. Первые 33 ступени посвящения для 11 светских колен израилевых и с 34-й по 99-ю для идеологического колена Левит. Светский иудей, достигший 33-й ступени, может перейти в левиты. На верхней – 99-й ступени стоят три верховных невидимых раввина, которые как бы возвышаются на трёх пьедесталах над площадкой, образующей 100-ю ступень, на которой находится невидимый Царь Иудейский. Царь имеет невидимого для него самого «дублера», подготовленного для этой роли, но не догадывающегося об этом. В случае смерти или смещения Царя Иудейского, дублер автоматически заступает на его место. В упрощённом, но приближенном к этому варианте мы знаем это по системе «президент – вице-президент США», созданной по образу и подобию верхушки невидимой иудейской пирамиды. Упрощение в США в том, что вице-президент знает, что он может стать президентом, а это может создать соблазн для организации тайного убийства. В иудейской пирамиде этот соблазн исключен.

Вторая пирамида предназначена для гоев-масонов, но иудеи имеют право в них тоже участвовать. О существовании иудейской пирамиды масоны до 30-й степени не подозревают. Всего же степеней у масонов только 33. Но это по вертикали. По названиям же и по специализации в каждой из 33 степеней может быть по много вариантов. Так известный масон д-р Бёкк насчитывает таковых до 800. Само собой разумеется, что понадобилось бы много томов для их исследования. Но такая работа едва ли имела бы пользу, ибо она создала бы тот ряд деревьев, за которыми леса не видать. Чтобы объяснить, что такое яблоко и научить отличать его от груши или апельсина, вовсе не надо перебирать все сорта яблок, а присущие ему особенности, отличающие его от других плодов и яблок. Также обстоит дело и с масонскими степенями.

В классическом плане мировой масонский орден имеет 33 степени; пирамидально восходящие от низших к высшим. При колоссальном распространении масонства и его эластичной приспособляемости к национальным, политическим, социально-экономическим, бытовым, культурным и вообще всякого рода локальным условиям, число степеней не везде одинаково. Однако нужно твердо помнить, что, несмотря на видимую пестроту и мнимое многообразие, сопровождающееся иногда даже настоящей враждой между низами отдельных орденов, все верха масонских пирамид всегда пребывают в тесном согласии и взаимодействии, а нити управления этими верхами сходятся к левитам. МАСОНСТВО ЕДИНО ВО ВСЁМ МИРЕ, хотя масонские низы об этом и не подозревают.

Всё многообразие масонской системы в мировом масштабе можно сравнить с многообразием системы образования, начиная с дошкольных заведений и кончая академиями. Большая часть масонских лож во всём мире, подобно начальным школам первой ступени, состоят всего из трёх классических (по Адонирамовой легенде) масонских степеней: ученика, подмастерья и мастера. И подобно тому, как во многих слаборазвитых странах иногда нет даже собственной средней школы, так и по мировой масонской разнарядке в ряде стран мира не разрешено открывать ложи, имеющие степени выше первых трёх. И если учесть, что в отличие от системы народного образования, структура которой всем известна, масонство – сугубо секретная организация, то получается следующая картина: при вступлении в масонство новоиспеченному «брату»-ученику объясняют, что в масонстве всего три степени, а если он вдруг и слышал, что существуют более высокие, то ему объясняют, что это злостная клевета, которая веками приписывает масонству то, чем оно никогда не обладало и не обладает. В связи с тем, что подавляющее большинство мировой армии масонства за свою жизнь не поднимается выше этих трёх степеней, то даже на смертном одре рядовой масон, который всю жизнь состоял в ложе, совершенно искренне будет нас уверять, что больше трёх всем известных степеней в масонстве ничего тайного нет, кроме особого благочестия, внутренней солидарности и взаимопомощи «братьев» и идеалов ордена, выраженных в триединстве – «Свобода, равенство и братство!» Вместе с тем, сам того не осознавая и не понимая, этот благочестивый «брат» всю свою жизнь, в силу данной при вступлении в орден клятвы, подобно роботу-автомату беспрекословно выполнял все внушения-приказы как видимых, так и невидимых начальников ордена, работая в конечном итоге на благо 99-й ступени иудейской пирамиды. Те немногие, которые, будучи в активистах на ступеньке «мастера», приглянулись невидимым начальникам, тайно посвящаются в 4-ю степень, оставаясь для видимости продолжать состоять в III ступени и посещать как и раньше все её заседания. Далее, таким же образом он может перейти в 5-ю степень и т.д., но при этом каждый раз ему говорят, что он достиг наивысшего, что есть в масонстве или по крайней мере – почти наивысшего – там далее ещё может быть ступенька и всё... Даже названия степеней подобраны с расчетом на это.

Следовательно, в отличие от системы народного образования: детсад – Академия наук, где даже ребёнок может своими родителями или просто старшими быть поставлен в известность о перспективе своего образования, в масонстве (как в городе Глупове у Салтыкова-Щедрина) «братья»-сосунки (т.е. «ученики») отлучаются от общения со старшими, а потому перспективы всех степеней масонской, а уже тем более стоящей над ней иудейской пирамиды никогда не видят. Внутренняя левитская пирамида – вершина класса эксплуататоров мира.

Подобно системе: начальная школа – средняя школа – высшая школа – академия, иудо-масонская система подразделяется на: Иоанново масонство – Андреево масонство – Шотландское масонство – чисто иудейская масоновидная пирамида. Христианство располагается в этой системе на уровне «детсада» перед Иоанновым масонством, являясь массовой идеологической базой, подготовляющей формирование масонского сознания.

Итак:

рисунок 6

По этой цепочке от низших степеней к низшим поступает информация. В обратном направлении спускаются внушения-приказы.

Принципиальная организация иудомасонства выглядит так: (см. следующую странцу).

Как уже выше было отмечено, в зависимости от местных особенностей существует большое разнообразие национальных форм масонства. Из всего этого многообразия нам небезынтересно будет познакомиться с так называемой шведской системой. Как показывает название, она тесно связана с историей Швеции. Согласно же §3, главы III Фундаментальной конституции этого масонства, царь Соломон почитается её основателем и первым гроссмейстером (т.е. Великим Мастером). Но самое важное то, что эта же конституция ордена требует, чтобы должность гроссмейстера ордена предоставлялась только членам рода Соломонова. Сообразно с этим гроссмейстер именуется «викарием Соломона». Настоящий руководитель ордена известен только ему и Совету Ордена. Так как никому более из братьев он неизвестен, то эта система называется ещё «Системой неизвестных начальников». На самом деле её основателем, как полагают, был канцелярский советник Карл Фридрих Эклефф, который на основании какого-то подозрительного диплома, открыл в 1756 году в Стокгольме «Капитул» ордена в качестве «викария Соломона» и продал свои права шведскому королю. Последний в лице каждого из своих преемников по сей день является гроссмейстером ордена. Эклефф и шведские короли не были иудейского происхождения и таким образом вышеупомянутое требование масонской конституции не было выполнено. Может быть именно поэтому прежнему королевскому дому База пришлось уступить трон. Родоначальником ныне царствующего шведского королевского дома был адвокат Бернадотт из По во Франции. Впоследствии маршал Наполеона, чёрной неблагодарностью отплативший своему суверену за все его благодеяния. Он был иудеем. Так что в жилах нынешнего гроссмейстера – короля Карлин течет немного, требуемой масонской конституцией, еврейской крови. После этого становится ясным, что израильская террористическая организация Штерн, осуществлявшая под руководством нынешнего премьер-министра Израиля Менахема Бегина убийство посредника ООН в Палестине графа Бернадотта – родственника шведской королевской семьи, имела на это вполне оправданные масонской конституцией основания, его казнили как предателя «всемирной еврейской нации», которой пусть незримо, но подчиняется шведская система масонства. А не один член рода Бернадотт не может быть не охвачен членством в этой системе, ибо для этого рода членство в ней наследственно. Кстати, бывший шведский премьер-министр Улаф Пальме – член того же ордена, как и все члены нынешнего кабинета Швеции, датский премьер Краг и многие политические деятели скандинавских стран.

рисунок 7

Шведскую систему перенёс в Германию в 1786 году известный в истории масонства мошенник Эллерман, путём усыновления приобретший фамилию фон Цаннендорфа, полевой врач по профессии. (В Московском историческом музее сохранился любопытный документ доктора Е.Е.Эллизена, мастера стула ложи «Петра к истине», к Беберу, великому мастеру Директоральной ложи, от июля 1814 года, в котором Цаннендорф именуется «признанным обманщиком». Письмо полностью перепечатано в весьма ценном и редком исследовании А.Н.Цыпина «Русское масонство XVIII в. и первой четверти XIX в.», вышедшем под редакцией и с примечаниями Г.В.Вернадского в изд. «Огни» в Петрограде, 1916 г., стр. 402). Цаннендорф назвал основанную им ложу «Великой материнской ложей к трём глобусам». Русское масонство XVIII века было учреждено по шведской системе.

Шведская система имеет три ступени с 11 степенями посвящения.

Первую ступень составляют «работающие» иоанновы ложи, известных трёх степеней. Вторую ступень составляют «светящиеся» Андреевы ложи, где 4-я степень называется Андреев ученик, 5-я – Андреев товарищ или подмастерье и 6-я – Андреев мастер. Третью ступень составляют «озарение» или «подлинные ложи стюартов», где 7-я степень – Высокоозарённый брат стюарт, 8-я – Наивысшеозарённый доверенный Соломона, 9-я – Озарённый доверенный ложи св. Иоанна, 10-я – Высокоозарённый доверенный ложи св. Андрея, рыцарь пурпурной ленты, или Пурпурная степень магистра Храма; нa этой степени хранятся и показываются посвящённому мощи правого указательного пальца Иоанна Крестителя, который гроссмейстер тамплиеров де Моле завещал брату Божо; 11-я – Наивысшеозарённый Командор Красного Креста или Викарий Соломона. Но так как было указано, что он в действительности не стоит во главе ордена, а управляем неизвестным начальником, то таинственные нити, связующие планы порабощения народов и государств, становятся ясно зримыми.

На каждой из 33 ступеней масонской пирамиды существует своя ложа: для учеников, для подмастерья и т.д. со своей иерархией должностных лиц:


7-й ранг

6-й ранг

5-й ранг

Мастер стула (мастер ложи)

Его заместитель

1-й наблюдатель (надзиратель)

или «брат ужаса»

2-й наблюдатель (надзиратель)

I ступень «царствуют в ложе»
4-й ранг

3-й ранг

2-й ранг

Секретарь,

1-й диакон Ритор или препаратор,

2-й диакон Церемонемейстер,

Эксперт

II ступень «управляют в ложе»
1-й ранг 1-й стюарт (кондуктор)

2-й стюарт (кондуктор)

Казначей

Препаратор

Благотворитель

Архивариус

Больничник

Декоратор

1-й (внутренний) часовой

2-й (наружный) часовой

III ступень «исполнители»


Брат ужаса непосредственно руководит жуткими испытаниями неофита.

Ритор – в средние века полир или парлир, он же препаратор – провожатый и вожатый неофита.

Казначей, несмотря на 1-й ранг и III ступень – должность очень важная, так как масоны всегда располагают огромными деньгами.

Благотворитель – также очень важная должность, т.к. масоны содержат огромное число благотворительных учреждений.

Архивариус – не менее важная должность, ибо доступ к масонским архивам даже отдельных рядовых братьев закрыт.

Больничник – выполняет обязанности по заботе за больными братьями.

Декоратор (кровельщик) и двое часовых – охрана ложи от возможного вторжения немасонских элементов, при этом в средние века применялось ничтоже сумнящеся оружие.

Мастер стула – величайшее, чего может достичь масон в конкретном масонстве. Он должен быть точно знакомым с орденом на этом уровне, с его учением, с его тайнами, историей и конституцией ордена и уметь «светозарно мыслить и учить». Он также должен обладать даром красноречия. По масонским статусам мастер стула избирается братьями. Но в большинстве случаев это только маневр. Он просто назначается незримым руководством ордена, а потом проделывается комедия выборов: стоящие за кулисами гарантированы, что пройдет только нужный человек.

Сила масонской организации заключается в железной, проверенной тысячелетиями организации, снабженной идеологией, не только привлекательной внешне, но и обеспечивающей карьеру и прочие блага жизни на этом свете, в ЯВИ, а не в гипотетическом даже для многих верующих потустороннем мире. Поэтому в масоны идут сознательно те, кто согласен для достижения земных грубо материальных благ поступиться совестью. Это те, кто сами рвутся в ложи. Другая категория – это те, кто нужен самому масонству в силу их положения в обществе. Именно на таковых и рассчитаны первые ступени масонства, которые встречают неофита в ризах добродетели, жестами благоволения и словесами добра, но скрытую за всем этим маскарадом суть масонства он узнает лишь тогда, когда за ним навеки захлопывается дверь с роковой надписью из Дантова ада: «Надежду всяк оставь сюда входящий». Да, масонство имеет только вход! Уйти из него, даже с первых степеней посвящения, практически почти невозможно. Ренегата отступника, могущего разгласить то немногое из полутайн, что ему доверили, ждёт почти всегда верная и неизбежная смерть. Надо вспомнить только ряд загадочных неожиданных смертей лиц, ставших неугодными ордену...

Как уже говорилось выше – если что-то гойское вообще и арийское в частности попадало в руки левитов, то всё, что было в нем благородного и чистого коверкалось, похабилось и выворачивалось наизнанку. Но арийцы также не оставались в долгу – в меру своих возможностей они старались облагородить подсунутое им реформированное иудейское мировоззрение, известное как христианство. Увидев это, левиты испугались, что выпущенный ими джинн пойдет на них же, они раскололи его надвое – на католицизм и православие. А когда они поняли, что и эти «половинки» начинают вести себя самостоятельно и поворачивать мечи против «богоизбранных», то в ход были пущены ереси. XII—XIV века как для католических стран, так и для православной Руси были временем, когда арийцы настолько оседлали и облагородили христианство, что оно из слуги левитов стало превращаться в их грозного врага. К этому же времени, преодолев вызванный левитами раскол на суннизм и шиизм, перестали особо жаловать обожателей Сиона и мусульмане. Ранее левиты надеялись, что они при помощи арабов-мусульман, вышвырнув из Палестины европейцев, возьмут её себе. Но не получив её от арабов-мусульман, решили натравить на них европейцев-христиан и, под предлогом освобождения Гроба Господня, захватить руками доверчивых христиан Палестину, взаимоослабив при этом и христиан и мусульман, вырвавшихся в определенной мере из-под власти иудейской пирамиды. Стравливание христиан с мусульманами, руководимое из-за кулис левитскими дирижёрами, не принесло им желаемого – Палестина осталась в конечном итоге за арабами. Попытка выполнить трёхтысячелетку Соломона за дне тысячи лет сорвалась. Но неугомонные левиты не унимались. 3a время пребывания крестоносцев в Палестине они создали из их числа свой передовой масонский отряд и только благодаря чистой случайности изумленная Западная Европа узнала в 1307 году, что стояла на грани порабощения её мировым сионским спрутом.

Вот как это произошло.

В один из осенних дней 1305 года французский король Филипп IV по прозвищу Красивый (1268—1314) получил письмо от управляющего его замком близ Безьера в Лангедоке. В письме сообщалось, что некий житель города Скин де Флориан, приговоренный к смерти за какое-то обычное уголовное преступление, пожелал сделать какое-то важное заявление его величеству. Флориан утверждал, что тайна, которую он имеет сообщить, такова, что его величество за неё не пожалеет отдать и лучшую из своих провинций, но сообщена она может быть только лично самому королю[46]. Донося об этом, управляющий королевским замком сообщил, что им приостановлено приведение приговора в исполнение, и что он ожидает дальнейших распоряжений.

Король приказал заковать этого человека и доставить его к нему для допроса. Представленный королю Скин де Флориан бросился ему в ноги и умолял даровать ему жизнь. Король обещал кроме помилования и награду, если донос действительно окажется таким важным. Тогда Флориан объяснил, что после приговора к смертной казни он сидел в одной камере смертников с одним из членов ордена тамплиеров или рыцарей храма Соломонова. В те суровые времена преступникам зачастую отказывали в исповеди перед смертью. Христианство было господствующей идеологией, и кем бы ни был преступник при жизни, перед смертью ему было далеко небезразлично, как он умрёт. Умереть без исповеди означало гибель души во веки веков. Поэтому, при невозможности исповедоваться священнику, можно было заменить это исповедью друг другу.

И вот, во время исповеди храмовник открыл де Флориану те страшные в идеологическом, а следовательно и в политическом плане действия, которые имели место в ордене. Речь шла не только о сатанизме и отступничестве от Христа, но и об иудейско-масонском заговоре стать хозяевами во всей Европе.

Примерно в то же время за какие-то другие преступления были арестованы ещё два храмовника: приор Монфокона из Тулузского округа и флорентиец Ноффе Деи (Дельфи). Несмотря на аналогичные признания, оба тамплиера были повешены. Что касается Скина де Флориана, то он за свой донос получил огромное вознаграждение, но позднее умер насильственной смертью, как и большинство причастных к раскрытию заговора тамплиеров.

Зная силу и коварство членов ордена, Филипп Красивый действовал очень осмотрительно и поручил сперва двенадцати своим шпионам в разных провинциях вступить в число членов ордена и, подчиняясь уставу, исполнять всё предписываемое из обрядов и приказов ордена. Более того, он сам вступил в орден, чтобы этим путём узнать истинное положение вещей. Разумеется, он столь же мало узнал, как впоследствии императоры и короли, вступавшие с подобными же целями в масонские ордена и всегда оказывавшиеся в положении одураченных. Когда в 1306 году агентура левитов спровоцировала в Париже восстание, король даже принял предложенную ему орденом (как потом стало известно, чтобы испытать его преданность и веру ордену) защиту и укрылся в их замке Тампль (т.е. Храм). Более того, весною следующего 1307 года, когда уже между ним и папой римским Клементом V было тайно всё обусловлено и договорено, как прихлопнуть орден, король, отлично нося маску верного тамплиера, присутствовал при посвящении в тамплиеры собственного брата, а также приглашал столь прославленного потом масонами гроссмейстера ордена Якова Беригарда де Моле окрестить своего ребёнка! Де Моле и не подозревал о грозящей ему и ордену гибели и лично руководил в Иоаннов день 24 июня 1307 года заседанием орденского капитула в Париже. 24 июня по сей день является главным орденским праздником всех масонов, каковым этот день был и у тамплиеров.

Наконец приспела пора действовать. Решительный король разослал летом 1307 года всем своим руководящим провинциальным чиновникам запечатанные конверты с приказом вскрыть их только в ночь с 12 на 13 октября. К таким предосторожностям король принужден был прибегнуть потому, что сам папа в вопросе о тамплиерах всё ещё колебался, как явствует из сохранившихся до сих пор его писем. А у храмовников были друзья, единомышленники и благодетели везде, вплоть до занимающих высшие должности в государстве лиц. Ознакомить с проскрипционными списками раньше даже собственных агентов было равносильно риску провалить весь план. В пятницу 13 октября 1307 года королевский тайный приказ был выполнен. В утренние часы этого дня были захвачены почти все французские тамплиеры, за исключением немногих, главным образом, высокопоставленных лиц ордена, которым удалось ещё раньше выехать за границу. ВПЕРВЫЕ И, К СОЖАЛЕНИЮ, ЕДИНСТВЕННЫЙ РАЗ ЗА 3000 ЛЕТ АДМИНИСТРАТИВНЫЙ АППАРАТ ГОЕВ ОКАЗАЛСЯ НА ВЫСОТЕ и не только во Франции. В этот же день по просьбе дружественного им Филиппа Красивого многие монархи Европы поступили так же.

Важнейшим подготовительным мероприятием, проведённым Филиппом перед арестом тамплиеров было полное удаление из Франции всей критической массы иудейской пирамиды. Без этого его акция была бы заранее обречена на провал. Он провёл эту хирургическую операцию ещё в 1306 году. Только после этого он принял меры против тамплиеров, в которых видел уже производную после золотой пирамиды опасность. В этом сказалась его величайшая государственная мудрость. Хозяева иудо-масонской пирамиды учли ошибки 1307 года: а) единоначалие гойских правителей должно быть ограничено широким советом или парламентом (т.е. своими людьми), без которых ни одно решение не может приниматься; б) духовное единоначалие папы римского должно быть уничтожено созданием в каждой стране «национальных» еретических церквей, за главами которых скрывались бы левиты; в) ни одна важная с точки зрения золотой пирамиды страна не может оставаться без наличия в ней её критической массы, пусть даже формально замаскированных под христиан (как, например, мараны в Испании, ловко скрывавшиеся под личиной христиан с 1492 г. до наших дней, когда после восстановления монархии в Испании вся экономика этой страны вдруг оказалась в руках лиц, которые стали посещать вновь открывавшиеся через пять веков синагоги).

В условиях нашей страны агентура Солженицына также пытается создать обстановку некой ностальгии по царской монархии, конечно, парламентской по их замыслам, при одновременном подогревании интереса к православию солженицынского же покроя. В «верующие» и даже в священнический сан толпами валят «бывшие» советские иудеи, лелея надежду, что при реставрации угодного им строя в нашей стране, они войдут в него как испанские мараны полными хозяевами, как у трона их ставленника, так и в церкви, идеология которой должна будет по их замыслу заменить коммунистическую идеологию при полном соответствии интересам золотой пирамиды.

Создание в Западной Европе «еретических», т.е. еврокоммунистических тенденций в коммунистическом движении, как и во времена зарождения «ереси» тамплиеров, руководится всё из той же золотой пирамиды с использованием аналогичных клише.

Поэтому внимательное рассмотрение того, как христиане-крестоносцы превратились в сатанистов-служителей левитов имеет для нас далеко не чисто исторический интерес.

Основателями ордена были соратники Готфрида Бульонского французские рыцари Гуго де Пайянс и Готфрид де Сент-Омер, которые в 1118 году вступили в Палестине в союз с семью другими рыцарями и во имя Божьей Матери принесли обет целомудрия, послушания и бессребреничества, четвертым главным обетом этих девяти рыцарей была защита паломников в Св.Землю против сарацин. Существует мнение, что уже при самом основании ордена стояли левиты. Рыцари – основатели ордена не были монахами, ибо монах не носит меча, тем не менее они повторили перед патриархом иерусалимским вышеназванные три монашеских обета, неисполнение которых служило одним из главных предметов обвинения после ареста храмовников в 1307 году. Основан был орден в иерусалимском странноприимном доме. Вскоре король Балдуин II Иерусалимский отвел им именно ту часть своего дворца, которая была построена на том месте, где находился Храм Соломона. Многие исследователи полагают, что иудейские менторы рыцарей особенно заинтересовались ими как раз после этого и подсказали также выбор орденского знамени, состоявшего из сшитых вместе чёрного и белого квадратов, знаменующих главную идею дуализма – равнозначность добра и зла, т.е. бога и сатаны. Автор книги «Космическое создание» доктор медицины и масон 32 степени И.Д.Бекк и уже упоминавшаяся Е.П.Блаватская, так же как и противник масонства знаменитый германист Гендо фон Лист, все, считающие Соломона основоположником масонства, видят в шахматной чёрно-белой мозаике пола в масонских ложах воспоминание о чёрно-белом знамени тамплиеров.

Счастье сопутствовало ордену. Положение об ордене было написано самим св.Бернардом, которое папа Гонорий II подтвердил на Тройесском соборе в 1127 году. Пожертвования и наследства потекли в кассу ордена. Папа Александр III подтвердил и умножил в 1172 году привилегии ордена, и папа Иннокентий III, тот самый, который исповедь и предсуществование возвел в догматы, освободил духовенство ордена от присяги на верность и послушание епископам, что особенно было чревато последствиями для тамплиеров. Благодаря привилегиям церковь и государство вскоре потеряли всякий контроль над орденом, его членами и его имуществом и мало-помалу тамплиеры образовали государство в государстве, а также церковь в церкви.

Созданный несколько ранее тамплиеров орден св.Иоанна или иоаннитов, сохранившийся до наших дней, такими привилегиями не пользовался. Скорее всего, его спасло именно отсутствие привилегий, подобных тамплиеровским, а может быть лучшая маскировка и конспирация.

«Ордена св.Иоанна и храмовников служат истинным выражением духа крестовых походов, духа воинственного и религиозного, и они преисполняли славою весь христианский мир, – писал известный апологет масонства историк Г.Мишо, – они были для королевства Иерусалимского как бы живою крепостью, вечно поражающей и никогда не поддающеюся. Какая радость была для бедных безоружных пилигримов, когда где-нибудь, в горах Иудейских или равнинах Саронских, они примечали вдали красное одеяние иоаннитов или белую мантию рыцарей храмовников!»[47].

До самого краха государства крестоносцев храмовники и иоанниты оставались в Палестине, а после разрушения Птолеамаиды иоанниты поселились на о.Родосе, храмовники же – в своих обширных владениях в Европе. «Здесь они предали забвению статуты св.Бернарда, – свидетельствует, несмотря на все свои симпатии к ним, Г.Мишо, – и возбудили против себя алчную и завистливую политику монархов»[48].

Последняя точка зрения, бросаемая Г.Мишо в его книге вскользь, является лишь одним из повторов заученной историками масонской басни о «невиновности» тамплиеров, якобы ставших жертвой алчных до золота монархов. Поэтому восстановление исторической правды о храмовниках и их предтечах по идеологической и политической диверсии против существовавшего в то время в Западной Европе строя – альбигойцах является благородной задачей историков, стоящих на марксистско-ленинских позициях. Благородной потому, что этим развеивается миф о прогрессивности и даже чуть ли не революционности этих служителей сатанинского культа. К сожалению, ещё до сих пор приходится встречаться с точкой зрения, согласно которой любая борьба против союза монархии и церкви или против них по отдельности рассматривается как прогрессивное явление. Спрашивается, как тогда относиться к такому явно «монархо-клерикальному», с формальной точки зрения, союзу, как сотрудничеству Д.Донского и Сергия Радонежского? Ведь в двадцатых годах находились обожатели Сиона, которые не только их хаяли, но и выбросили из Старого Симонова в Москве останки героев Куликовской битвы Пересвета и Осляби! Совершенно неприемлема и та точка зрения, согласно которой отрицание Христа путём подмены его культа культом сатаны, рассматривается как явление атеистического характера, так замена культа бога на культ антибога не есть атеизм, а скорее замена меньшего зла большим. За неимением в конкретных исторических условиях другой, кроме религиозной, идеологии, при всех недостатках культа бога с ним культивировалось в людях понятие добра, в то время как с культом антибога-сатаны могло культивироваться только зло.

Гробница Пересвета и Осляби в старом Симонове (ничего не сохранилось. На этом месте стоит компрессор завода «Динамо»).

В этой связи в отличие от буржуазных историков, как прошлого, так и настоящего, мы придерживаемся той точки зрения, что действия Филиппа Красивого и папы Клемента V были прогрессивными как для своей эпохи, так и далеко выходят за её рамки. И всё это несмотря на формальный клерикально-монархический союз между королем и папой. Безусловно, что даже с нашей сегодняшней точки зрения защита менее реакционной идеологии патриотического характера от более реакционной идеологии иноземного происхождения и сути было патриотическим долгом каждого честного гражданина той эпохи – от короля до простого крестьянина. Расшатывание идеологической надстройки патриотического характера было для Франции и всей Западной Европы равносильно самоубийству, которого ни Филипп, ни папа не могли пожелать ни феодалам, ни крестьянам. Но ведь кроме идеологии речь шла и о полном экономическом и политическом порабощении Европы.

Поэтому Филиппу Красивому необходимо было действовать и он делал это как подлинный патриот не только Франции, но и всей Европы.

Из мрачного замка Тампль жадные щупальца тамплиеров тянулись во все страны Западной Европы и Средиземноморья. Опыт строжайшей конспирации, почерпнутый во время их пребывания в Палестине, плюс всё золото, награбленное крестоносцами в эпоху крестовых походов, казалось, делали их полностью неуязвимыми. Те, кто помнит вальтерскоттовского «Айвенго», знают, что эти грубые и надменные храмовники не ведали ни жалости, ни совести. Выдавая себя за «защитников христианской веры», орден являлся на деле тайной корпорацией по ниспровержению ставших неугодными мировому Сиону христианских монархий. Вальтер Скотт вполне верен исторической правде, когда храмовник в его романе говорит «прекрасной еврейке» Ревекке: «Не ссылайся на различие наших верований. На тайных совещаниях нашего ордена мы смеемся над этими детскими сказками. Наш орден усвоил себе смелые и широкие взгляды. Наши громадные поместья во всех королевствах Европы, наша военная слава, гремящая во всех странах и привлекающая в нашу среду цвет рыцарства всего христианского мира, – всё это служит целям, которые и не снились нашим благочестивым основателем, но мы храним это втайне от тех слабых умов, которые вступают в наш орден на основании старинного устава и пребывают в старых предрассудках, а мы используем их как слепое орудие нашей воли.» Что орден действительно не знал предрассудков христианской церкви того времени, свидетельствует хотя бы тот факт, что во владениях тамплиеров «благородным католическим рыцарям» беспрепятственно позволялось жениться на дочерях «распинателей Христа», что было бы немыслимо для любого другого католика», – пишет ученый Н.Лисовой.

Мировое владычество начало рисоваться воспаленному воображению рыцарей ещё в период их пребывания на развалинах Соломонова храма в Иерусалиме. Тогда-то и объявились там мудрецы, а по местному – хахамы, которые постепенно, шаг за шагом, стали перепрограммировать их психику одним им известными «магическими» методами. Именно эти мудрецы и внушили им мысль о необходимости восстановления храма Соломонова во всём блеске его культа с кровавыми всесожжениями и, узаконив его в качестве единственного религиозного (т.е. идеологического) центра всей земли, утвердить на костях поверженных и угнетённых народов своё «тысячелетнее царство». Как и ради чего орден защиты христианских паломников, который по самой своей идее должен бы быть непримиримым врагом распинателей Христа, вдруг мечтает о восстановлении храма Соломонова с иудейскими ритуалами? Кто те сионские хахамы, которые чуть не с первого дня создания ордена начинают перепрограммировать мораль его членов? И, наконец, зачем самим крестоносцам-храмовникам это понадобилось?

А ещё: не повторяется ли сейчас, что-либо из того, о чем мы уже крепко успели забыть или чему нас вовсе не учили на уроках истории?

Для того, чтобы разобраться в вопросах, нам необходимо познакомиться с тем промежуточным звеном, которое связало храмовников с золотой пирамидой. Роль этого связующего звена играли ассасины. Они ведут своё происхождение от считающейся формально мусульманской секты исмаилитов, которые в свою очередь вышли из недр шиитского направления в исламе, т.е. как раз той его «половинки», которая так схожа с католической «половинкой» христианства. Секта исмаилитов образовалась в 760 году первоначально в Иранской провинции Халифата.

Если учесть, что самый «цвет иудейской элиты» после разрушения Титом её осиного гнезда – Иерусалима подался в сторону Двуречья, Ирана и Закавказья, а в Европу – плебейские низы еврейства, то станет ясным, почему эта элита иудеев через несколько веков попыталась оседлать именно представителей мусульманского мира, ведь эта иудейская элита оказалась в самом его центре. В то же время европейские христиане к этому времени не оправдали полностью тех надежд, которые возлагали на них левиты и масоны, создавшие христианство. Мусульмане же были рядом под рукой опытнейших талмудистов Вавилона и Иерусалима. В IX веке каббалистами была создана новая секта – новоисмаилитов. Её создателем был иудейский философ Абдалла бен Маймун. Он нашел приверженца в персидском богаче Зейдане, который дал ему 3 млн. золотых монет на пропаганду. Масоны чтят по сей день Абдаллу бен Маймуна как великолепного организатора, который расширил уже и без того «смелые и широкие» для ислама взгляды исмаилитов. Они не соблюдали молитв и постов, а часть их даже не посещала мечетей. И сейчас каждый масон высоких посвящений помнит наизусть завет «магистра» бен Маймуна: он разрешил им убивать, жечь и грабить, уверяв, что греха нет и что не надо бояться преступлений, как бы ужасны они ни были; он научил их, что нет греха и не будет никакого наказания (на том свете). Он снабдил их сложной организацией со строгими правилами посвящения. Высших степеней в этом ордене достигали очень немногие, которым рядовые исмаилиты слепо повиновались[49]. Однако левитам этого было мало. Понадобились боевики и в 1081 году они отделили от исмаилитов особую секту хашшашинов (по-европейски – ассасинов). Название идёт от араб. слова «хашин» – трава, в связи с тем, что члены этой секты употребляли наркотическую травяную смесь, в которую входила, например, индийская конопля. Основателем секты был некий «маран» в исламе проповедник исмаилитов Хасан ибн Саббах. Сначала он вел пропаганду в Сирии в районе Алеппо. Затем деятельность его распространилась на Иран. Скоро члены секты-ордена Хасана ибн Саббаха хитростью овладели неприступной крепостью Аламут (Орлиное гнездо) в горах Эльбруса в Иране, а потом орден оказался владельцем многих захваченных им крепостей и вновь построенных замков. Эти твердыни хашшашинов находились, как правило, в трудно доступных горных районах Сирии, Ливана и Ирана[50], образовалось необычайное многоанклавное («в горошек» на карте) государство хашшашинов (1090—1256), главой которого был «старец горы» (магистр ордена хашшашинов). «С высоты своего Мосандского укрепления «старец горы» царствовал силой ужаса, который он внушал всем князьям» – свидетельствует Г.Мишо[51]. Хашшашины практиковали методы индивидуального террора в отношении знатных лиц и государей. Практически это было специализированное отделение всё той же мафии, но в специальной идеологической оболочке. Невидимые левиты направляли все действия «старца горы». Исполнителями политических убийств были фидаи (во мн. ч. – фидаин): по-арабски – «жертвующие собой ради достижения высокой цели». Орден рекрутировал своих членов, конечно, из гоев, главным образом из арабов. Фидаями были специально воспитываемые с ранней юности в горных цитаделях молодые люди, которые шли на верную смерть, как на подвиг[52]. «Фидаи», слепо подчинённые воле начальника, были вооружены кинжалами для того, чтобы убивать тех, на кого им будет указано; для них не существовало ни страха, ни препятствий; намеченную жертву они должны были отыскать среди толпы, и во дворцах и на поле битвы; собственной гибели они не опасались, убежденные, что через смерть войдут они в обладание всех радостей рая. Эти радости будущей жизни, эти блаженства представлялись им в грезах и сновидениях, возбуждаемых употреблением хошиша»[53]. Попасть в рай можно было, лишь пожертвовав своею жизнью по указанию «старца горы». «Причём фидай, будучи членом одной из низших ступеней иерархии ассасинов, рай понимал как чисто чувственное блаженство. Он не ведал, что согласно «внутренней» доктрине исмаилитов, в которую посвящались лишь члены высших степеней, рай – аллегория совершенного знания и возможны в раю лишь духовные наслаждения[54]. Фанатическая вера фидаев в «старца горы» была совершенно феноменальной. Известен случай, когда один из правителей государства крестоносцев был приглашен к «старцу горы». Желая произвести наибольшее впечатление на гостя, «старец горы», проходя под высокими стенами крепости своей, на которой стояло несколько юношей-фидаев, сказал: «Мне достаточно сделать еле заметный жест, и они бросятся к нашим ногам». После этого он сделал жест, и юноши разбились насмерть у их ног.

Идеология исмаилитов-ассасинов уже не имела ничего общего с исламом. Правильно будет назвать её антиисламом, выраженном под одну из мусульманских сект. Учение ассасинов представляло эклектическую смесь учения всё тех же иудейских александрийских гностиков, зороастийцев, манихеев, бардесанитов и примитивного варианта йоги, но в дополнение – над всем этим нависла зловещая тень каббалы с её сложной системой психологической обработки, которую в настоящее время принято называть «модификацией поведения»[55]. Короче говоря, это была первая мафиозная масонская ложа, зафиксированная в анналах истории внутри ислама. Не исключено, что были факты и более ранних масонских орденов внутри ислама, которые пока нам неизвестны.

Уже в 1138 году ассасины официально отменяют в анклавных владениях своего ордена законы ислама, провозгласив лозунг «всё дозволено», что произвело неотразимое впечатление на иерусалимских рыцарей храма Соломонова. Именно начиная с этого времени и намечается в ордене храмовников существенный еретический уклон, приведший их постепенно к полному отказу от христианской нравственности, уже облагороженной в Европе, и переходу к сатанизму (люциферианству). Как бы то ни было, но обратно в Европу храмовники вернулись уже носителями идеологии сионских хахамов (цион-хахамов).

Ещё находясь в Палестине, рыцари Соломонова ордена стали настолько ревностными учениками идеологии и практики рыцарей «старца горы Ливанской», что структура первых стала предельно близка к структуре вторых. Тамплиеры скопировали и многоанклавную систему ассасинского государства «в горошек», не признающего государственных границ других, но свято оберегающих свои, малозаметные для других, границы. Об идентичности структуры, идеологии и практики масонских лож, ассасинов и тамплиеров свидетельствует общность таких главных атрибутов этих орденов, как многочисленность степеней посвящения; то, что тот же обет молчания обо всём, что происходит в ордене; та же неотвратимость наказания, вплоть до смертной казни посредством гибели при загадочных обстоятельствах; та же практика подрыва изнутри всех враждебных мировому Сиону институтов; то же неуёмное стремление к миродержавию при помощи «мирного» разрушения изнутри всего, что стоит на пути.

Вскоре европейские ученики (тамплиеры) превзошли арабских учителей (ассасинов). Последние уже стали платить им дань; левитские хозяева перенесли своё доверие на них. Это и понятно: ведь именно храмовники, а не ассасины сидели пусть пока на развалинах, но всё же так дорогого левитам храма Соломона, того храма, который после этого восстановления должен превратить весь мир в своё подножье. Дублёры же храмовников – ассасины (хотя и ранее их запущенные сион-хахамами на свою орденскую орбиту) сидели на горе Ливанской, пусть более труднодоступной, но всё же относительно отдаленной от Сионского холма. Верхушка пирамиды посвященных ордена «старца горы Ливанской», чувствуя, что почва миродержавия для них заколебалась, прислали в 1172 году послов к ордену горы храма Соломонова с предложением перейти всем орденом ассасинов в христианство. Казалось бы, благочестивые крестоносцы, ради распространения веры христианской среди «язычников Востока», должны были бы принять их с распростертыми объятиями. Вместо этого тамплиеры перерезали послов «старца горы»: они уже были слугами храма и в конкурентах, а тем более идейных единомышленниках, не нуждались. Ведь «всё дозволено», и рыцари храма, облаченные в белые мантии с красными головными уборами (цвет невинности и крови), хладнокровно выпустили кровь из рыцарей-фидаев с гор Ливана, облачённых в одеяния тех же цветов[56].

Подобное коварство храмовников принесло им худую славу. Поэтому, ещё задолго до исторического признания Скина де Флориана по Франции и другим государствам Западной Европы, одновременно и повсюду, ползли слухи о тайных заговорах храмовников, распространяемые зачастую самими тамплиерами в соответствии со старой и зарекомендовавшей себя тактикой, вывезенной ими из Палестины. Эта тактика моделирования поведения производила на рядовых и тем более на коронованных европейцев такое же ужасное парализующее впечатление, как бросавшиеся со стены крепости юноши-фидаи на крестоносцев. Возвращавшиеся из крестовых походов уже на протяжении многих поколений рассказывали об ужасной практике тамплиеров на «святой земле». Европейцы знали и об их идейной близости с ассасинами. Они догадывались, что ассасинский орден – это не столько особое вероучение, сколько тайная политическая организация, оставившая о себе память во многих европейских языках. Достаточно напомнить, что слово «ассасин(о)» вошло в английский, французский, итальянский и др. языки в значении «убийца»[57]. С другой стороны, и необузданное поведение храмовников, их грубость, также остались в памяти французского народа, до сих пор сохранившего пословицу: «бранится как тамплиер».

Легенды масонских историков типа Г.Мишо о том, что храмовники якобы до последнего дрались за христианскую Палестину, также не подтверждаются историческими фактами. Так, в 1148 году Конрад III потерял Дамаск только из-за измены тамплиеров. Одного египетского христианского эмира, укрывшегося под защиту тамплиеров, они выдали врагам за 60000 золотых. В 1165 году король Иерусалима Амарлик велел повесить двенадцать тамплиеров за сдачу сарацинам изменнически, без боя важной крепости на Иордане. А когда в 1187 году арабы под предводительством египетского султана Салаха ед-Дина (Саладина) отняли Иерусалим у узурпатора Ганде де Лузиньяна, зятя Амарлика, значительная доля вины за это поражение легла на тамплиеров.

В итоге владение священными развалинами храма Соломонова и их окрестностями было проиграно и ассасинами и тамплиерами. Гора Сион осталась за третьей силой, силой, вышедшей на арену истории с берегов Волги и Нила.

В пятидесятых годах XX века этот вопрос, ранее игнорировавшийся масонскими историками, привлек внимание египтянина Амина Аль-Хели. В 1960 году он опубликовал в Каире книгу «Связи между Нилом и Волгой в XIII—XIV веках». В ней автор использует своеобразную терминологию, называя Ближний Восток «центром», а Палестину – «гребнем» Старого Света, следующем образом излагая события того периода: «Объединённые силы Запада двинулись на Центр под знаменем религии Христа. Весь удар приняли на себя Египет и Сирия. В то же время с Востока двигалась, всё сметая на своем пути, грозная сила: она разрушила Багдад, опустошила земли Сирии и вышла на рубежи Египта. По отношению к Центру Запад и Восток по существу проводили общую политику. Запад использовал религию как средство привлечь Восток на свою сторону. И одно время казалось, что татары смогут помочь крестоносцам вернуть Гроб Господень.

Египет отражал натиск двух встречных потоков. Он боролся. Бразды правления в стране взяли в свои руки воины-мамлюки. Они покончили с крестоносцами и отразили нашествие татар»[58].

И несколько далее Аль-Холи говорит о всемирно-историческом значении утверждения власти мамлюков над центром древнейших цивилизаций.

«Центр был единственной силой, спасшей цивилизацию после того, как попытки многих народов Дальнего Востока и Запада защитить его потерпели крах. Он установил связи с другими народами, оказавшими определенное влияние на то, что татарский смерч был остановлен и спасена от гибели мировая цивилизация»[59].

Кто же такие мамлюки? У многих сложилось впечатление, усиленное выходом на экраны грузинского фильма «Мамлюк», что это были в основном мальчики кавказского происхождения (черкесы, грузины и т.д.). Имело место и это. Мелькали, правда, в старинных египетских летописях странные для арабов имена – «Иван-бей», «Ибн-Василий». И русское имя всегда представлялось в такой ситуации случайным. Представлялось... Но арабский историк, заново пересмотрев документы летописей, делает противоположный вывод, упраздняющий монополию «кавказских мальчиков», указывает историк Н.Лисовой.

«Мамлюки» почти все, или в большинстве своем, были кипчаками – волжским народом, полностью ассимилированным русскими, говорившим по-русски и крещёным в православие. Они поддерживали тесные «связи с Русью, вступали в браки с русскими и в большей степени, чем другие народы, смешались с ними»[60]. Экспорт невольников-кипчаков и русских осуществлялся через Золотую Орду по Волге и её притокам, работорговцами, главным образом иудейского происхождения, бравшими ясак в Орде на это выгодное коммерческое предприятие и почти полностью монополизировавших его. По мере коммерческой необходимости и поступления заказов от азовских, крымских, генуэзских и венецианских баз, иуды-работорговцы, выходцы из каганатов Средней Азии, нанимали целыми конными отрядами татар, а те, выполняя субподряд, нападали на беззащитные русские села и уводили для своих хозяев нужный живой товар.

Вот что пишет об этом известный немецкий востоковед Христиан Адам Мей (1869—1917) в своей знаменитой книге «Мусульманский ренессанс»:

«В Европе работорговцами были почти исключительно евреи. Товар поступал главным образом с Востока... С торговлей рабами связано, по-видимому, расслоение евреев в восточно-саксонских городах Магдебурге и Мерзенбурге»[61].

Мец свидетельствует, что в интересующем нас Ближневосточном районе Халифата «категория белых рабов ограничивалась тюрками и представителями того неистощимого племени, которое дало в Европе название своему сословию, т.е. славянами. Они ценились выше тюрков»[62]. «Если нет славянина, то берут в услужение тюрка» – говорил Аль-Хваризми (Хатима, IV, стр. 116). Гораздо большей статьей вывоза из главного города волжских булгар – Булгара – были рабы, которые оттуда доставлялись на Амударью (Мукаддаси, стр. 325).

С запада Русь терзали набеги тевтонских псов-рыцарей, за которыми, как чёрное воронье, следовали работорговцы от Сиона, спускавшие ордену подряды на живой товар из Руси. «Второй путь вывоза рабов-славян шел через Германию в Испанию, а также в провансальские города и итальянские портовые города Средиземного моря»[63]... «Во время транспортировки рабов этих еврейских работорговцев их добросовестно отбирали, по крайней мере немцы»[64]. Еврейская работорговля свободно шагала через все запреты христианской церкви продавать христиан в рабство. А выкупить всех христиан-рабов у евреев церковь зачастую не могла просто за неимением необходимых средств. Так, в 989 г. св.Адальберт сложил с себя сан епископа Праги из-за того, что не в состоянии был выкупить всех христиан, закупленных одним еврейским купцом[65]. Это указание очень ценно, так как свидетельствует о том, что иудейские работорговцы ещё задолго до того, как они создали на развалинах Соломонова храма Тевтонский орден, уже протоптали дорожку на Западную Русь со стороны Праги – этого древнейшего перевалочного пункта работорговли в Центральной Европе. Активное участие сионизма в событиях 1968 года в Чехословакии показывает, насколько глубоко окопался сионский зверь в этой славянской стране – стране потомков Щеки.

Но нет худа без добра: вчерашние мальчики-рабы, проданные иудейскими купцами на Ближний Восток, стали там правящим классом – мамлюками. Они добились господствующего положения и в Египте и в Палестине. Сохранились легенды, – пишет Н.Лисовой, – как царственные иван-беи отправлялись потом с пышными свитами в родные места, на Рязанщину и Тамбовщину, и приглашали за собой в «Святую Землю» не только родственников, но и земляков и целые деревни, которые ехали потом вниз по Волге и Дону через Крым в Палестину, где получали лучшие земли, почёт и уважение местного арабского населения.

Таким образом, в составе мамлюков, которые вышибли храмовников и прочих крестоносцев с горы Сион и её окрестностей, присутствовал весьма значительный русский по происхождению элемент, сделавший свой весомый вклад в дело спасения мировой цивилизации от надвигавшегося иудейского рабства. Работорговля славянскими рабами обернулась против замыслов хозяев золотой пирамиды.

Весьма символично, что именно потомки тех, кого воспитанные на Синае орды Иисуса Навина в 1250 г. до н.э. вытеснили из Опалённого Стана на север в район станового венедского хребта, в 1250 году – ровно через 2500 лет вернувшись мамлюками в Палестину, наголову разгромили армию Людовика I Святого, взяв в плен самого последнего слепого исполнителя замыслов хозяев золотой пирамиды. Последние остатки крестоносцев мамлюки выбили из Акконы в 1291 году, за 16 лет до ареста тамплиеров.

И кто знает, только ли случайное совпадение или какие-то ещё неисследованные историками тесные связи между Русью и Палестиной скрываются за разгромом псов-рыцарей на льду Чудского озера в 1242 году (за 8 лет до разгрома Людовика Святого), причём при явном благожелательном нейтралитете Александра Невского к Орде – поставщице русских мальчиков в ряды мамлюков?

Величайшая государственная мудрость Александра Невского подсказывала ему, что вся сила сокрушительного удара Руси прежде всего должна быть направлена на Тевтонский орден. Он возник в том же странноприимном доме в Иерусалиме, что и орден храмовников и почти одновременно с ним. Тактика и действия тевтонских псов-рыцарей, так похожие на деяния ассасинов и тамплиеров, были нацелены главным образом против Восточной Европы и особенно против Руси. И Русь первой ударила по отродью левитов, произведённому на свет на развалинах храма Соломонова. Становой хребет Тевтонского ордена был сокрушён сначала на Чудском озере и окончательно сломлен объединёнными силами славян и литовцев в битве при Грюнвальде 15 июля 1410 года.

Придёт время и благодарная Европа воздвигнет, где-то в своем центре, величественный памятник стоящим рука об руку соратникам по ликвидации мировой иудо-масонской угрозы – Александру Невскому и Филиппу Красивому, несмотря на то, что их сражения с масонскими орденами Сиона разделяло 70 лет.

Приступая к акции против тамплиеров, Филипп Красивый понимал, что вопрос стоял о том, быть Европе свободной или впасть в порабощение. Он знал, что речь идёт не только о свержении правящей верхушки европейских государств, но и о коренной идеологической ломке, о глубоком нравственном растлении, которое неминуемо привело бы к полной деградации современного ему цивилизованного мира, деградации, последствия которой трудно было бы даже представить. С другой стороны, Филипп не мог не догадываться, чем лично ему грезит решительный шаг в отношении Соломоновых рыцарей: неотвратимость смерти при загадочных обстоятельствах и посмертная дискредитация на долгие годы, а может быть и века. Нужно было обладать огромным гражданским мужеством, чтобы пойти на этот шаг. И всё же Филипп сделал его. Ведь недаром в народе его с уважением называли железным королём. Шаг этот был поистине историческим. Духовные наследники тамплиеров не могут простить его Филиппу и поныне, продолжая выливать на него ушаты грязи в своих псевдоисторических исследованиях о храмовниках. Уже более шести с половиной веков продолжается эта дискредитация. Нулевой образовательный ценз в отношении познания сущности иудо-масонства сказывается и у нас. Ещё в 1957 году Издательство иностранной литературы выпустило в Москве в переводе с французского языка грязную масонско-каббалистическую книжонку Мориса Дрюона «Железный король», в которой на Филиппа льются всё те же зловонные потоки грязи и клеветы. Однако трудно понять – только ли в результате нулевого образовательного ценза издательское предисловие к книге расхваливает автора как борца за мир и участника сопротивления – не тронь мол его – свой. «Сейчас, в годы, когда реакционные круги французской буржуазии проповедуют космополитизм, призывают к отказу от национального суверенитета, весьма знаменательно обращение писателя именно к той эпохе истории Франции, когда происходило становление французской нации и государственности» (стр. 5). И это в то время когда вся книга Дрюона направлена именно на защиту безродного космополитизма тамплиеров и против борца за становление французской нации и государственности – Филиппа Красивого. Иезуитство издательского предисловия поистине потрясающе!

А между тем европейцам XX века понадобилось пережить две мировые войны, потерять десятки миллионов жизней в них, чтобы додуматься в конце второй мировой провести Нюрнбергский процесс. Филипп же сначала провёл процесс над будущими (но не ставшими таковыми) главными военными преступниками не состоявшейся в XIV веке первой мировой войны, задуманной золотой пирамидой. Филипп отодвинул первую мировую войну ровно на шесть веков. И только в XX веке вновь окрепшая масонская пирамида и её хозяева из золотой пирамиды сумели развязать целых две мировых войны.

Безусловно, что профилактика, при правильном своевременном диагнозе – лучший способ врачевания недугов, в том числе и социальных. Образно выражаясь, Филипп взял в свои руки средневековые клещи (других у него по тем временам быть не могло) и резким рывком, естественно без наркоза, вырвал с мясом загнивший ноготь, грозивший гангреной всему европейскому организму; организм был спасён, хотя может быть ему самому и не очень понравился грубый рывок спасителя.

Перед арестом тамплиеров Филипп направил письма с просьбой об аналогичных арестах королю Римскому, королю Неаполитанскому, королю Английскому, королю Кастильскому, королю Аррагонскому, королю Наваррскому, королю Португальскому, всем курфюрстам, всем итальянским принцам и графу Фландрскому.

Всего было арестовано 140 человек во главе с Великим Мастером ордена Яковом де Моле. Начался, как бы теперь назвали, процесс века.

Те, кто дали клятву бессребреничеству, кончили громадным банкирским домом, который посредничал в валютных сделках между Востоком и Западом. Ратники Христа, который выгнал торгующих из храма Соломонова, стали Ротшильдами своего времени. По сведениям современника Матвея Парижского, тамплиеры владели в начале XIV века 9 000 укрепленных замков. В их руках сосредотачивалось всё вексельное обращение католического мира. Папы и короли попали в денежную зависимость от них так же, как в наши дни международный сионистский концерн контролирует 80% капитала всего несоциалистического мира. Тамплиеры умели получать хороший процент. Когда Людовик XX Святой попал в плен к арабам, он должен был взять взаймы у тамплиеров большую часть назначенного выкупа в 26 000 золотых ливров. И тем не менее не только экономическая кабала, захлестывавшая Западную Европу, беспокоила мудрого Филиппа. На богатейшей экономической базе зиждилась многоступенчатая тайная организация с менее тайной многоступенчатой идеологией, которая подрывала господствующую христианскую идеологию изнутри.

Орден имел три степени: первую – кнехт (конюх, мастеровой); вторую – каплан (служка, оруженосец) и третью – рыцарь. Далее шли незримые степени. Кроме посвящённых имелись ещё так называемые «аффиллированные», в переводе – «усыновлённые», но это выражает только приблизительно смысл этого разряда, в который могли входить как дворяне, так и разночинцы, мужчины и женщины, частью или полностью принесшие монашеские обеты. Нечто соответствующее мы находим в настоящее время в масонстве у так называемых «масонов без передника», к которым относится большинство наших диссидентов, и у иезуитов в лице так называемых «иезуитов короткой рясы». Далее имелись ещё «донаты» (вкладчики), которые, не принося особого обета, предоставляли своё состояние или себя для светских услуг (или и то и другое вместе) ордену. Разновидностью «донатов» были «облаты» – лица, которые с детства были предназначены родителями для служения ордену. При этом правила для выбора гроссмейстера ордена были составлены так, что все гарантии для сохранения традиций ордена и раз навсегда намеченной линии поведения были налицо – всякие отклонения являлись невозможными. Выборный капитул, заведующий которым всегда назначался при жизни гроссмейстера, составлялся по его смерти по правилам самокооптации так, что всегда проводились только свои люди, на которых можно было положиться, и все выборы сводились только к фиксации заранее намеченного кандидата. Но кто же выбрал и посвятил первого гроссмейстера ордена? Ведь как нам уже известно, новый масонский орден не может быть организован без патента свыше. Е.П.Блаватская авторитетно утверждает, что основоположник ордена Гуго де Пайянс получил посвящение от самого «старца горы». От него же, по сведениям графа Кутелэ, после заключения мира с ассасинами перед падением Иерусалима получил посвящение от «старца горы» и рыцарь Гильом де Монтбар, что дало тамплиерам возможность беспрепятственного отступления к морю.

То, что все тамплиеры были сатанистами, утверждать всерьёз нельзя. Как и в масонстве вообще, к сатанизму подводят постепенно. Но что верхи ордена были заражены сатанизмом, в настоящее время для нас совершенно несомненно. В 1877 году были изданы с параллельными латинскими и немецкими текстами тайные статуты ордена (издатель д-р Мерцдорф с предисловием Швечке) на основании ватиканской рукописи, вопрос о подлинности которой масоны по сей день пытаются тщетно оспаривать с пеной у рта. «Возникший между 1220 и 1290 годами тайный устав этот составлял неприкосновенную тайну, – пишет Г. Шустер, – под угрозой строжайшего наказания братьям было воспрещено иметь с него копии или даже носить их при себе»[66]. Такая таинственность объяснялась дуализмом тамплиеров. Секретные статуты совершенно ясно показывают, что дело началось сектантским изложением мистерий христианства и по мере подъема по масонским ступенькам кончилось отречением от Христа. В настоящее время член масонского ордена в странах социализма начинает с небольших диссидентских вольностей в идеологическом и практическом планах и заканчивает через две-три степени посвящения отречением от коммунизма вообще, сохраняя тем не менее партийный билет в кармане.

У тамплиеров при проведении новопосвящаемого к присяге, в которой, между прочим, Рим признавался синагогой антихриста, предписывалось присутствующим братьям бросить свои кресты на землю, топтать их ногами и оплевывать. Потом неофиту подавался деревянный крест и предлагалось в подтверждение своей клятвы последовать примеру присутствующих. Кроме осквернения креста ему вменялось присутствие на совершении чёрных месс по субботам и поклонение идолу Бафомета. Даже защитники тамплиеров П.Мартене и Карл Гейзе, совместно написавшие книгу «Тайные общества», не отрицают сатанизма тамплиеров. Известный исследователь масонства Фреймарк метко называет чёрную мессу продуктом духа отрицания и культурной подделкой под шабаш ведьм. Главными моментами её являются осквернение св.причастия (у католиков – облатки) и заклание новорожденного или невинной девушки; причём алтарём для совершения чёрной мессы должно служить обнажённое тело публичной девки. Месса обычно оканчивалась свальной оргией. Привходящим элементом является целование под хвост живого козла, изображающего самого сатану в образе Бафомета. Позже из скандальных актов французского двора также всплыли факты, свидетельствующие, что известная фаворитка маркиза де Монтэспань (кстати, типичная маранская фамилия), приносила вместе с расстриженным аббатом Гюнбуром в жертву маленьких детей, думая, как она потом изворачивалась, вернуть себе расположение короля Людовика XIV. Тамплиеры также изворачивались на суде, объясняя, что оплёвывание креста означало всего лишь первоначальную ступень «христианского» посвящения, символизирующего якобы отречение апостола Петра от Христа. Поклонение же идолу Бафомета они объясняли как чисто христианскую символику, якобы прославляющую «Сына Человеческого». Венский ориенталист И.X.Пургшталль, изучивший в различных странах храмы и капеллы тамплиеров со множеством различных изображений Бафомета, пришёл к выводу, что они идентичны с идолом, которому поклонялись наряду с тамплиерами последователи гностически-офитских учений.

В третьем отделе упомянутых тайных статутов ордена, мы также встречаем Бафомета, к которому обращается третья молитва при совершении таинства «крещения». Знаменитый американский масон Альберт Пайк, которого противники масонства именовали «масонским папой» или «антипапой», называет Бафомета первичной материей великого творения, гностически толкуемым «огненным телом святого духа», символизируемым козой-гермафродитом Менде.

рисунок 8

Знаменитый французский оккультист Элифас Леви в книге «Учение и ритуал высшей магии», СПб., 1910 г., дал стилизованное изображение Бафомета[67]. Рисунок показывает нам чудовище с головой козы (или козла) Менде. Череп меж сильно раздвинутых рогов дымится серой. На лбу горит пентаграмма – Маген-Шломо. Чудовище имеет женский торс и крылья, козлиные ноги попирают земной шар. Живот покрыт русалочьей чешуей. Промеж ног высовывается предмет с набалдашником, похожий на обвитый двумя змеями посох. Эскулапа, иначе кадуций Гермеса, символизирующий мощь знания, которое без культуры сердца, по словам Екатерины II, есть путь к погибели. Две змеи символизируют полярную равнозначность добра и зла, т.е. всё ту же идею дуализма. Надписи на руках Coagula и Solve. Левая направлена к луне на приросте, а правая – к месяцу на ущербе и представляют собой один из пантаклей (талисманов) мистической каббалы и относятся к законам, регулирующим так называемую астральную и душевную силу (понятия из сионизированной йоги) и означают: «Сначала собери (Coagula), а потом распространи!» (см. Владимир Шмаков, «Священная книга Тота. Великие арканы Таро. Абстрактные начала синтетической философии эзотеризма. Опыт комментария». М., 1916 г.).

Бафомет имеет ещё название Бегемота. По эстетическим воззрениям масонов и их хозяев раввинов это, безобразное на наш взгляд, чудовище является верхом совершенства. Иудейские девушки мечтают до брака быть познанными во сне набалдашником «божественного Гермафродита» – так их воспитывают в семьях. И хотя это одна из великих тайн раввинов, тем не менее в иудейской художественной литературе мы нет-нет да и находим об этом красноречивые признания. Так, в 1915 году иудейский писатель-каббалист Густав Мейринк издал роман, опубликованный в русском переводе в Петрограде в 1928 году. Голем – вековечная мечта раввинов о создании человека служебного – якобы был создан в Праге в старом еврейском квартале одним опытным в каббале раввином. Для запуска этого биоавтомата раввину было достаточно всунуть в его рот магическую тетраграмму. Как-то по оплошности раввина Голем рассыпался в прах в старопражской синагоге – ныне якобы древнейшей из существующих в Европе. Куча земли посередине этой синагоги по сей день выдается многочисленными паломниками и туристами за прах Голема, созданного при содействии Бафомета-Гермафродита. Масону ложи Фуле Адольфу Гитлеру эту синагогу трогать было категорически запрещено.

Взамен по обе стороны линии фронта сохранились дети вождя. «Дети Гитлера живут и здравствуют», – утверждает 70-летний немец Эли Вашбах. Он, быть может, единственный оставшийся в живых участник длившегося 6 лет эксперимента, когда спермой Гитлера были оплодотворены тысячи чистокровных ариек в разных странах мира. В результате у фюрера родилось около 200 детей, которые были материально обеспечены и воспитаны в нацистских традициях. Предполагалось, что они станут управлять миром после смерти фюрера. Но хотя идея тысячелетнего рейха провалилась, дети фюрера, если верить Вашбаху, входят в правительства по крайней мере 15 европейских стран, в т.ч. в Москве. Как тетраграмма, вставленная в Голема, жидомасонская кровь Гитлера-Шикельгрубера обеспечивает жидовское присутствие у власти до первых секретарей обкомов, потом до секретарей ЦК КПСС, потом до...

А во время событий 1968 года сионисты из правительства охраняли эту синагогу особо тщательно. Густав Мейринк прозрачно даёт понять в своем романе, что в ней хранится одна из наиболее герметических (т.е. тайных каббалистических) книг – книга «Иббур»[68], содержащая тайны великих знаний Сатаны-Бафомета. Мейринк говорит о тайном проходе, соединяющем синагогу с подземным хранилищем на улице Алхимиков, где верхушка золотой пирамиды, скрывавшаяся ранее под вывеской ордена «Азиатских братьев» (ныне Бнай-Брит), имела своё изображение Бафомета-Гермафродита:

«Как конечную цель, – говорит дочь пражского раввина, – я представляю себе слияние двух существ в одно – в то, что вы слыхали о древне-египетском культе Озириса, в то, смыслом чего является Гермафродит. То есть мистическое соединение женского и мужского начал» (стр. 176).

«На улице Алхимиков стоит дом, видный только в тумане и то счастливцам. Он называется «дом последнего фонаря». Днём – это большой серый камень, за ним обрыв и глубокий олений ров. Под камнем лежит огромный клад. Камень этот положен орденом «Азиатских братьев» в качестве фундамента для дома. В этом доме в конце времени должен поселиться человек, лучше сказать Гермафродит. Создание из мужчины и женщины. У него в гербе будет изображение зайца – символ Осириса и отсюда происходит наш обычный пасхальный заяц[69]. Это место охраняется Муфусаилом, дабы Сатана не совокупился с камнем и не родил от него сына: так называемого Армилоса. У него (это знают раввины) будут золотые волосы, собранные сзади в косичку, два затылка, серповидные главы и длинные до ступней руки» (стр. 188).

Далее идёт описание Бафомета:

«Садовая стена вся покрыта мозаикой. Странно переплетённые фрески бирюзового цвета с золотом изображают культ египетского бога Осириса. Ворота представляют самого бога: Гермафродит из двух половин, образуемых створками ворот, – правая женская, левая мужская. Он сидит на драгоценном плоском троне из перламутра. Его золотая голова имеет форму зайца. Уши его подняты кверху и тесно прижаты друг к другу, так что напоминают страницы полураскрытой книги»[70] (стр. 276).

Здесь мы имеем дело с замаскированным Бафометом. Дело в том, что козел-коза Менде уж слишком похож на Сатану в христианском представлении. Тем не менее эстетика иудомасонства в этом образе предельно отвратна для нормальных людей.

Стоит ли после этих эстетических экскурсов в символику Бафомета удивляться тому, что обвинение вменяло тамплиерам несоблюдение обета целомудрия. На процессе было доказано, что новопосвящаемый должен был взаимно с рецептором (приемщиком) целовать неудобноназываемые части тела, в чём созналось подавляющее большинство членов ордена. Было убедительно доказано, что хотя сношения с женщинами были запрещены, таковые с братьями – разрешены.

Поэтому доверенный Филиппа Красивого архиепископ Нарбонский сравнивал тамплиеров с ветхозаветными развратными маджаиштами. В письме от 25 октября 1307 года гроссмейстер ордена тамплиеров Яков де Моле сознался в этих и им подобных гнусностях и дал своим братьям по ордену в силу своего сана приказ повиноваться во всём следственным органам, которые возглавил канцлер и преданнейший друг короля Гийом де Ногаре. Его по сей день обливает грязью и клеветой вся свора масонских историков мира. Письмо это ещё по сей день хранится в Хартулариуме (собрании рукописей) Парижского университета и было опубликовано проф.Финке во II томе его исследования. Если при этом принять во внимание, что именно гроссмейстер ордена никак не был подвергнут пытке и что, следовательно, о физическом принуждении не может быть и речи именно у этого наиважнейшего свидетеля, то картина получается полная и неоспоримая.

В течение процесса, длившегося 7 лет, по приказу с воли от золотой пирамиды некоторые тамплиеры взяли свои признания обратно и тем осудили себя сами на костер. Скольких сожгли, сколько умерло от последствий пыток – ныне восстановить документально более не представляется возможным. Известно только, что 12 мая 1310 года в Париже было сожжено 54 тамплиера, несколько дней спустя – ещё 4. 27 мая того же года в Сенлисе сожгли ещё 9 тамплиеров. Вскоре после этого ещё несколько. Сам гроссмейстер Яков Бернгард де Моле был сожжен 18 марта 1314 года вместе с Коффруа де Шарнэ в Париже на Еврейском острове на Сене, где теперь находится пано Дофинэ. По свидетельствам очевидцев, объятый пламенем де Моле воскликнул:

«Папа Клемент, шевалье Гийом де Ногаре, король Филипп! Не пройдет и года, как я призову вас на суд божий и воздастся вам справедливая кара! Проклятие! Проклятие на ваш род до тринадцатого колена!»

Золотая пирамида позаботилась о неукоснительном исполнении «пророчества»-приказа, вложенного ею же в уста своего верного масонского холуя. Существует версия, по которой де Моле получил перед казнью записку от хозяев золотой пирамиды, в которой он должен был призвать к отчету перед престолом божьим – папу в течение 40 дней, а короля в течение 40 недель. Шоттмюллер считает это недоказанным. Но два факта как будто говорят иное: папа Клемент умер в ночь на 20 апреля 1314 года в страшных мучениях от неизвестного недуга. Пожаром была уничтожена та церковь, в которой был помещён труп несчастного папы. Сгорела также и нижняя часть тела покойника. Останки его затем были перенесены в мавзолей. В 1577 году плюралистический масонский оборотень, на сей раз в лице толп кальвинистов, яростью которых руководила какая-то неведомая сила, внушавшая им звериную ненависть к человеку, умершему за 263 года до этого, разрушила мавзолей, останки тела бросила в огонь и пепел развеяла по ветру. Филипп Красивый вскоре после казни заболел странной болезнью, которую ни один врач не мог распознать и которая унесла его в могилу 29 ноября того же года. Большая часть духовенства, тайно состоявшая в масонстве или затерроризированная им, отказалась служить по нём заупокойные обедни и преемники его власти были вынуждены прибегнуть к принуждениям. Как бы то ни было, если предсмертное заклятие Моле и выдумано позднее, то несомненно, что выдумали его те, кто отравил папу и короля. Ибо и канцлер Гийом де Ногарэ, и доносчик Скин де Флориан последовали за королем в очень короткий промежуток времени. Во всяком случае перед нами тот бесспорный факт, что главный начальник финансового управления короля Ангеран де Мариньи, пользовавшийся неограниченным доверием короля Филиппа Красивого и бывший его фактическим соправителем, был в 1315 году повешен в Монфоконе за измену.

Альберт Пайк в своем уже цитировавшемся труде «Учение и догма масонства» очень откровенно говорит: «Сломав меч тамплиеров, враги ордена заставили их обратить его в кинжал. Ритуальные мастерки каменщиков в руках тамплиеров стали строить гробницы». Подобным же образом повествует и вышеупомянутый Элифас Леви в своей «Истории магии»: «После казни три замаскированных человека тайно собрались под эшафотом Якова де Молэ и, смочив в его крови платок, поклялись над тремя, сложенными треугольником кинжалами в вечной мести королю и папе», т.е. руководству господствующего режима и господствующей идеологии любого гойского государства, неконтролируемого масонами, что по сей день является осью всех масонских программ в мире.

Масон Готгольд Ефраим Лессинг во II гл. своих «Диалогов о масонстве» подчеркивал преемственность современных ему масонов от тамплиеров; недаром в его драме «Натан Мудрый» он в таких подкупающих красках изобразил молодого храмовника!

В дни гонений на орден некоторые тамплиеры бежали за море к своим друзьям ассасинам. Большая же часть перебралась в Шотландию и нашла, по преданию, братский прием в существовавших там якобы с римских времен и во всяком случае до основания ордена тамплиеров, масонских ложах. Поэтому не случайно наименование высших степеней масонства «шотландскими».

Несмотря на то, что ряд масонов, чтобы запутать следы, оспаривают подлинность знаменитой «йоркской хартии», возводящей основание масонства в Англии к III веку н.э., – дыма, как известно, без огня не бывает. Подобно старой потаскухе масонство всё время стремится уменьшить свой возраст; хотя бы на несколько сот лет. Застенчиво отворачиваясь от «йоркской хартии», Великая ложа Шотландии в Эдинбурге тем не менее утверждает свою преемственную непрерывную связь с ложей, образовавшейся в Йорке в 986 году. В память о месте, где в Англии возникла первая масонская ложа, масонские колонизаторы Северной Америки переименовали Новый Амстердам в Нью-Йорк, и неудивительно, что именно здесь наиболее глубоко и прочно стоит одна из главных опор мировой золотой пирамиды. Ровно через 9 веков Великая ложа Эдинбурга поручила своему брату Лурье написать её историю, в которой утверждается, что она была основана лишь в Андреев день 1736 года. Таким образом, «разработка» высших степеней шотландского масонства французами является ещё одной попыткой замести следы того, что уже давным-давно существовало. Если же встать на иудейскую оккультную точку зрения, то дело с Шотландией вообще обстоит неладно. Не странно ли, что в трагедии великого тайноведа Шекспира «Макбет» появляются именно из Шотландии ведьмы, и уже не от них ли римскому императору Адриану (правившему империей с 117 по 138 гг. н.э.) пришлось строить знаменитую стену Адриана, отгораживающую через весь остров Англию от Шотландии? А ведь именно он в угоду золотой пирамиде отказался в самом начале своего царствования сделанных усыновившим его Траяном завоеваний по ту сторону Евфрата. Именно он в угоду тем же левитам ходил против росколанов и сариатов. Но ровно через три года после своего прозрения – подавления восстания Бар-Колбы, фанатики которого, вдохновленные гнуснопрославленным раввином Акибой, водрузили на свои головы магически-кровавый Маген-Шломо – любимый символ Лейбы Давидовича Бронштейна – Адриан скончался от невесть откуда взявшейся водянки. Не странно ли, что упомянутый Папюс в своей книге «Проклятые знания» совершенно серьезно утверждает, что в Шотландии и по сей день, наряду с чудовищем Лох-Несс, существуют могучие колдуны и прочая нечисть? Не странно ли, что древние шотландские роды периодически созывают съезды, содержание которых держится в глубочайшей тайне? Не странно ли, что шотландская кровь древнего рода Лермонт в жилах нашего Лермонтова, плюс увлечение сатанизмом Байрона – земляка его предков, были причиной его меланхолии и забиячества, причиной любви к симпатичному Демону? Не странно ли, что В.И.Крыжановская-Рочестер помещает замок белых магов в своих романах именно в Шотландию? Но ведь долго ли умеючи оседлать эту магию и превратить её в чёрную?

Резюмируя изложенное, надо сказать, что процесс тамплиеров с его последствиями – это визитная карточка, которая, наряду с «Легендой об Адонираме», предъявляется масонами до сих пор.

В большинстве случаев путь в масонство начинается не сразу, а с одного из его «предбанников», которыми, наряду с христианством и сектами, чаще всего бывают различные филантропические общества, руководимые масонами, которые приглядываются к возможным кандидатам в настоящее масонство. Иногда такие общества бывают даже сразу облечены в формы масонских лож, причём единственной задачей объявляется, например, борьба с алкоголизмом.



  1. Тропарь - краткая (20-30 слов), но емкая песнь-панегирик.
  2. Ектения- краткое прошение к богу.
  3. «Нет истории без церкви!» - так писалась русская история раньше. И клика Солженицына пытается возродить эту формулу, хотя А. Невский и русские «языческие» князья служили Отечеству именно по-светски, и церковь, путѐм их канонизации, лишь примазывалась к их славе во имя иудеев. А ведь это равносильно тому, если бы КПСС ради умножения своей славы посмертно приняла в свои ряды как коммунистов князя Олега или А. Невского!
  4. Арабка, царица древнего Йемена, личность историческая.
  5. Уже начиная с этой фразы масонской «Книги бытия», её составители левиты намекают, что культ Яхве не более, чем ширма для посторонних, и что истинным предметом поклонения является вовсе не бог.
  6. «Бытие», IX, 20.
  7. Сильная светская власть, особенно самодержавная как у Соломона, с самого зарождения древне-израильской государственности рассматривалась левитами как ущемление их собственного абсолютизма над евреями. Поэтому в «Легенде об Адонираме» мы постоянно сталкиваемся со своеобразной критикой культа личности Соломона, несмотря на то, что он был проводником воли левитов. Идеалом левитов всегда был назначаемый и снимаемый по их желанию правитель.
  8. «Медное море» - огромный залитый медью противень для заклания жертв в Храме Соломоновом. Подробное описание его есть у Иосифа Флавия, лично совершившем кровавые жертвоприношения перед разрушением Второго храма Титом. Второй храм и его «медное море» - прототипы Первого храма.
  9. В легенде мы находим проповедь сверхчеловека на 3000 лет раньше Ницше.
  10. Для культивирования супружеской неверности в среде масонов это место легенды имеет большое значение: что позволяла себе Ева - позволено и масонам.
  11. Данное место легенды подготавливает масона к принципу: «всё дозволено!» Что же касается самого убийства, то по преданию оно произошло в Ливане в районе современного города Баальбека. Ассасины и храмовники знали это предание и почитали место первого братоубийства, которое лежало в радиусе их рейдов. Тайное паломничество в Баальбек укрепляло их в вере, что «всё дозволено!»
  12. 3десь - уже откровенная проповедь сатанизма.
  13. Происходит смещение понятий добра и зла. В качестве этических добродетелей преподносятся такие атрибуты сатанизма как братоубийство, познание собственной сестры, многоженство. Сатанинским «технократам» легенды позволено нарушать самые основы нравственности. Союз технократии и сатанинской идеологии и по сей день пропагандируется масонами на Западе.
  14. Должность Великого Мастера или Гроссмейстера является высшей в масонских ложах всего мира.
  15. Тау - одна из букв греческого алфавита рассматривается некоторыми исследователями как предтеча христианского символа - Креста. Иногда её называют египетским крестом. Якобы именно такой формы посох был у Моисея в Синайской пустыне, на котором он повесил медного змия. Дореволюционное Теософическое общество в России имело этот же крест с петлей на верху. Одна из 78 карт или Арканов «Таро» подобно ему в системе французского оккультизма: см. Владимира Шмакова «Священная книга Тота», Великие Арканы Таро, Абсолютные начала синтетической философии заотеризма. Опыт комментария. М., 1916 г. и у Георгия Орестовича Мебеса в «Энциклопедии оккультизма».
  16. III кн. Царств (V, 14-16) определяет число рабочих в 163.000, из которых 70.000 были носильщиками, 80.000 каменотесами, 10.000 дровосеками, что должны были работать в лесах гор Ливана и 3.300 надсмотрщиками, а масонская «Конституция» Андерсона добавляет ещё 30.000 горнорабочих из Ливана.
  17. Масонское предание добавляет, что именно в этот момент Соломона озарила идея создания идейно-политического института по Адонирамову образцу.
  18. Как мы уже видели, за Яхве у иудеев и масонов фактически скрывается культ Сатаны- Люцифера, которому, по мнению иудеев, прислуживают: а) носители оккультных наук — йога (Иахин) и б) сам Бог — Адоний (Боаз), сравн. с выражением: «во бозе почил» и т. п. И как ни кинь: Сатана там (у иудеев) правит бал!
  19. Интересно, что имя Бен Они носил в ложе ордена «Рыцарей и братьев Иоанна Евангелиста из Азии и Европы» в XVIII в. в Германии принц Карл Гессенский, а герцог Фердинанд Брауншвейгский состоял членом синедриона ордена под именем «Ри цадик», т. е. «справедливый человек» («Еврейская энцикл.» Соб., т. 10, стр. 680). Цадик и первосвященник Цадок легенды практически одно имя.
  20. Снова сатанизм - оказывается райское блаженство находится в преисподне.
  21. 3десь родословная короче, чем раньше в этой же легенде. В кн. Бытия (IV, 18) она ещё на три поколения длиннее. Тувалкаин к тому же - «проходное» слово мастера в шотландской системе масонства.
  22. Масоны пропагандировали (на высших ступенях посвящения и продолжают делать это по сей день) Сатану как высший источник знания и духовного блаженства. Люцифер (т. е. «светоч») - верховный бескорыстный сеятель добра, знаний и профессионального мастерства. Превращение понятия зла в добро, разворачивание психологии на 180° - вот главный метод этих ловцов нужных и полезных для мирового Сиона душ гоев.
  23. Этим бесчисленным потомством масоны считают себя.
  24. Сатанинский культ владыки огня ныне преподносится ещё и в форме сионизированной модификации Агни-йоги (т. е. «могущества огня»), являющейся в этой форме своеобразным промежуточным звеном для последующего приобщения поклонников Агни-йоги к культу масонского Люцифера-Светоча.
  25. Этот псевдоантимонархический, псевдореволюционный пункт в идеологии масонов используется их хозяевами раввинами для подрыва неугодных им режимов изнутри.
  26. Молот Тувалкаина-Адонирама - непременный атрибут масонских лож и символики масонов.
  27. Итак, перед нами прямое подстрекательство Соломона убить лучшего из строителей. Вот откуда черпались такие обычаи, которые А. Тарковский в одной из новелл фильма «Андрей Рублёв» пытается изобразить чертой русских людей.
  28. Очевидно, что левиты - составители легенды - наделили иудейскими «добродетелями» даже арабку - царицу Савскую. Приём, применяемый Балкидой, разумеется, не нов: до неё Далила, после неё - Юдифь также действовали против спящего и потому беззащитного. Юдифь тоже опоила, а потом ещё и прирезала могучего Олоферна. Но примечательно здесь другое — чисто формальный фарисейский подход к клятве; клятва иудея (как на козла отпущения) тут переносится на вещь — кольцо, данное как залог верности обещания. Невольно вспоминаются слова великого знатока иудаизма К. Маркса: «Вексель - это действительный бог еврея» (К. Маркс и Ф. Энгельс. Соч., т. 1, стр. 410). Подобно тому, как с уничтожением векселя исчезает и обязательство уплатить по нему, грубо материалистическая этика иудея, иудейская мораль полагают нормой, что главное не сама клятва верности, а её материальный символ, в данном случае - кольцо. Дело, оказывается, не в содержании, а в форме, поэтому составители легенды заставляют арабскую царицу действовать по нормам их вексельной морали.
  29. Кирка, циркуль, наугольник, наковальня, фартуки-запоны из свиной кожи - также главные атрибуты масонской символики.
  30. Треугольник вершиной (т. е. гойским разумом) вниз со словом «Яхве» или его всевидящим оком внутри - главная эмблема масонства.
  31. Треугольник вершиной (т. е. гойским разумом) вниз со словом “Яхве” или его всевидящим оком внутри - главная эмблема масонства.
  32. Казалось бы странно, вот уже три тысячи лет масоны в своих ложах оплакивают это убийство, в то же самое время сопричисляя Соломона к лику «отца масонства». Дело объясняется просто: убийство евреем (Соломоном) гоя, даже такого выдающегося как Адонирам, по иудейским законам не может быть рассматриваемо как преступление. Гои - двуногий служебный скот. Адонирама, конечно, можно и оплакивать, но не более чем гибель хорошего скакуна.
  33. По другому варианту легенды ветку акации воткнул на месте временного сокрытия трупа один из убийц - Муфусаил, чтобы потом легче найти труп для дальнейшего перенесения. Когда семь дней спустя на место пришли мастера, один ухватился за ветку, считая её за куст, чтобы, придерживаясь за неё, сесть на землю. Но тут оказалось, что она вырвалась из земли, так как не имела корня, а только была воткнута. У масонов есть обычай класть на свой алтарь железную ветку акации. Один из органов французских масонов так и называется. И если во Франции вы увидите виллу, парк или палисадник, густо засаженные акацией, знайте, это собственность масона. Или если на кладбище в Париже вы на могиле увидите акацию, знайте, там похоронены грешные останки масона.
  34. Существует вариант легенды, утверждающий, что орден масонов уже существовал в то время и что Соломон был мастером стула Иерусалимской ложи, Хирам-Тирской ложи, а Адонирам - совершеннейшим мастером на всей земле. «Конституция» Андерсона отмечает наряду с этим также, что Великим Мастером был Навуходоносор. По многим масонским источникам масонство якобы существовало в гипотетической Атлантиде. Есть даже ордена вроде «Адептов Атлантиды». Программное масонское произведение Фрэнсиса Бэкона так и называется «Новая Атлантида».
  35. Примечательно, что полночь по всем народным поверьям исстари считается часом, предоставленным в распоряжение нечистой силы.
  36. Мертвая голова с костями - эмблема многих организаций, казалось бы, не имеющих никакого отношения к масонам: некоторые гусарские полки до 1917 г. в России, Корниловский полк в гражданскую войну, Немецкая организация «Вервольф» (волк-оборотень), фашистская дивизия «Мёртвая голова». На поверку все они организованы масонами или сами - замаскированные специализированные масонские ложи. Достаточно напомнить, что и Муссолини и Гитлер - выходцы из масонских лож, хотя и формальные гонители масонства. Принадлежность Гитлера к таинственной ложе Фуле - общеизвестна. Перед ним - масоном No 7 - стояла задача силой загнать упрямых и относительно зажиточных евреев Германии в Палестину, хотя бы страхом перед газовыми камерами.
  37. 3десь легенда прозрачно намекает на учреждение высших «невидимых» степеней масонского посвящения.
  38. Известный масонский тезис о связи Соломона с силами ада - «мировой душой» - Сатаны, т. е. раввины-левиты ещё раз подтверждают, что они его слуги.
  39. Скорее всего, какое-то каббалистическое исчисление времени.
  40. Подробнее это крушение мира описано в новозаветном иудо-масонском «Апокалипсисе» или «Откровении св. Иоанна богослова». Из него позднее масоны почерпнут ещё один символ поголовной смерти гоев - серп (Откр. св. Иоанна, 14;14-20).
  41. Евангелие от Луки. XI, 23.
  42. Ц. Солодарь. «Двойные», «Огонек», No 39. М., 1975 г., стр. 29.
  43. В русской редакции Библии соответственно: III кн. Царств, VII, 13 и II кн. Паралипоменов, II, 3, 13.
  44. Соответственно в русском тексте Ветхого Завета - III кн. Царств, IV, 6; V, 14.
  45. Подробнее см. справку автора «Кто стоит за Джимми Картером и так называемыми еврокоммунистами» от 10.1.1977 г.
  46. Едва ли можно считать случайным, что эта книга вышла на 13 году (число Сатаны) после казни потомков Филиппа Красивого - Людовика XVI и Марии-Антуанетты: ведь в течение 500 лет до этого масоны в своих ложах устраивали символические казни чучела Филиппа Красивого.
  47. Г.Мишо. История крестовых походов, СПб.-М., 1884 г. стр., 48.
  48. Там же, стр. 187.
  49. В. М. Борисов. Арабское средневековье и ислам. М, 1968, стр. 60.
  50. Там же, стр. 61.
  51. Г. Мишо. История крестовых походов, стр. 47.
  52. В. М. Борисов. Арабское средневековье и ислам, стр. 61.
  53. Г. Мишо. История крестовых походов, стр. 47.
  54. В. М. Борисов. Арабское средневековье и ислам, стр. 61-62.
  55. См., например, «Литературная газета». М., No 2. 1975 г., стр. 9.
  56. В. М. Шустер. Тайные общества, союзы и ордена. Т. I, Спб., 1906 г., стр. 161-165.
  57. В. М. Борисов. Арабское средневековье и ислам, стр. 62.
  58. Амин Аль-Холи. Связи между Нилом и Волгой. М., 1962, стр. 6.
  59. Там же, стр. 7.
  60. Там же, стр. 10-11.
  61. Адам Мец. Мусульманский ренессанс. М., 1973, стр. 141-142.
  62. Адам Мец. Мусульманский ренессанс. М., 1973, стр. 141.
  63. Там же.
  64. Там же, стр. 142.
  65. Там же.
  66. Г. Шустер. Тайные союзы, общества и ордена, т. 1, стр. 187.
  67. Ближневосточные сатанисты сзади изображают Сатану точно так же.
  68. Талмуд состоит из 52 томов, из которых на гойские языки, и то с сокращениями (т. е. с отсевом наиболее нежелательных мест), переведено в общей сложности всего 6 томов. Остальные 46 томов известны лишь верхушке левитского стержня золотой пирамиды. О знакомстве с книгой «Иббур» мечтают многие раввины низших степеней.
  69. Большой торт с большим шоколадным зайцем в больших количествах выпускается к еврейской пасхе. Так, в специализированном кондитерском магазине по ул. Горького, 17 в Москве, напротив быв. Елисеевского гастронома, к этому празднику он в изобилии.
  70. Огромное здание СЭВ в архитектуре Посохина M. B. в Москве очень похоже на полураскрытую для непосвящѐнных 52-томную книгу Талмуд.
Личные инструменты
Пространства имён
Варианты
Действия
Навигация
Инструменты